Виктор Галасюк, президент Украинской ассоциации Римского клуба, кандидат экономических наук и член-корреспондент Всемирной академии искусства и науки, рассказывает, как организованная работа ученых из разных сфер сделает мир и Украину лучше

Татьяна Павленко (Т.П.): Как возникла идея конференции для молодых ученых? И каковы ее результаты?

Единственный способ перепрограммировать экономическую политику и социальную реальность в Украине —сфокусировать созидательную энергию молодых талантов в правильном направлении

Виктор Галасюк (В.Г.): Идея Young Scientists Conference абсолютно естественно зародилась в Украинской ассоциации Римского клуба. Я согласен со своим глубокоуважаемым учителем Богданом Гаврилишиным: «Молодежь изменит страну!» Единственный способ перепрограммировать экономическую политику и социальную реальность в Украине —сфокусировать созидательную энергию молодых талантов в правильном направлении. Важно дать им точку опоры, вдохновить, показать перспективу. Мне нравятся слова американского изобретателя Бакминстера Фуллера: «Мы призваны стать архитекторами своего будущего, а не его жертвами». В этом и заключается смысл Young Scientists Conference, которую мы уже второй год проводим совместно с Киевским международным экономическим форумом.

Конференция строится вокруг трех опорных тем: экономической политики, предпринимательства и личностного развития. Это дает возможность участникам Young Scientists Conference глубже разобраться в государственном управлении, бизнесе и психологии, а также познакомиться с выдающимися людьми из разных стран и сфер. У нас выступали сопрезидент Римского клуба Андерс Вийкман, норвежский профессор, автор бестселлера «Как богатые страны стали богатыми, и почему бедные страны остаются бедными» Эрик Райнерт, президент Всемирной академии искусства и науки и глава совета Всемирного консорциума университетов Гарри Джейкобс. В самом Римском клубе Young Scientists Conference оценили довольно высоко. Мы с моим коллегой, тоже нардепом от РПЛ Виктором Вовком, ассоциированным членом Римского клуба, были польщены, когда на очередном собрании Клуба нашу ассоциацию отметили как одну из наиболее эффективных в мире.

Т.П.: Как происходит отбор участников?

Для участия в Young Scientists Conference 2019 кандидаты должны предложить по три идеи ускорения экономического развития Украины. Причем лучшие из них мы воплотим в законодательных инициативах в парламенте.

В.Г.: Участие для студентов и преподавателей бесплатное, но при условии, что они выполняют конкурсное задание и проходят отбор оргкомитета. В прошлый раз это было мотивационное эссе. Для участия в Young Scientists Conference 2019 кандидаты должны предложить по три идеи ускорения экономического развития Украины. Причем с пояснением механизма их реализации и ожидаемых эффектов. По три экономических новации от нескольких тысяч студентов, аспирантов, профессоров — по-моему, получится отличный банк идей. Лучшие из них мы воплотим в законодательных инициативах в парламенте.

К сожалению, всех желающих на Young Scientists Conference мы принять не сможем, но готовы при этом открыть телемосты для университетов по всей стране. Несколько ректоров ведущих вузов уже заинтересовались этой опцией. Я особенно признателен министру образования и науки Лилии Гриневич за ее поддержку Young Scientists Conference, благодаря которой о конференции узнали по всей стране.

Т.П.: Что за студенты и ученые принимают участие? Какие это люди?

Знания и опыт можно приобрести, а вот «внутренний огонь» гораздо важнее

 

В.Г.: Мотивированные, неравнодушные, энергичные! Знания и опыт можно приобрести, а вот «внутренний огонь» гораздо важнее. Примерно 60% участников студенты, остальные — преподаватели, профессора, были даже члены-корреспонденты Академии наук. Мы стараемся соблюдать баланс, чтобы люди приезжали из разных городов и университетов. Во время конференции мы провели анонимный онлайн-опрос, сколько участников хотели бы эмигрировать. Поразительно — всего 3%! Похожие опросы по стране показывают 30–40%. Знаете, бывает, что под конец мероприятия в зале остается меньше половины участников. А у нас 95% были до самого закрытия, хотя конференция длилась допоздна, с минимальными перерывами.

Т.П.: Расскажите о книгах, которые издает Украинская ассоциация Римского клуба. По какому принципу вы их выбираете?

В прошлом году мы выпустили книгу «Межі зростання. 30 років потому» — впервые на украинском, а ее общий тираж в мире — более 12 млн экземпляров

В.Г.: Мы издаем на украинском языке книги прежде всего членов Римского клуба. Они вызывают резонансные международные дискуссии в научных кругах и оказывают огромное влияние на общество. Ведь их авторы — глобальные ученые и общественные деятели. Во-первых, они в силу своего авторитета и позиции не зависят от национальных правительств и политической конъюнктуры, что позволяет им поднимать самые острые вопросы и быть предельно честными в оценках и рекомендациях. А во-вторых, они придерживаются холистического и долгосрочного подхода, при котором экономика, социальная сфера, технологии, экология рассматриваются как единое целое, а горизонт изучения выходит далеко за рамки предвыборных циклов.

Работаем с украинскими издательствами — «Пабулум», «Наш формат», «Саммит-Книга». Например, в прошлом году мы выпустили книгу «Межі зростання. 30 років потому» — впервые на украинском, а ее общий тираж в мире — более 12 млн экземпляров. Ранее мы издали отчет для Римского клуба — книгу «У пошуках добробуту» о том, как построить благополучное общество, сохранив природу и обеспечив социальную справедливость. Еще один бестселлер, который мы издали в Украине, — «23 прихованих факти про капіталізм» профессора Кембриджа Ха-Юн Чанга, в котором опровергаются мифы о свободном рынке, об эффективном саморегулировании экономики, о том, что государство должно самоустраниться от управления экономическим развитием.

Мы вот-вот выпустим на украинском языке Come on — новейший отчет для Римского клуба, изданный к пятидесятилетию организации. Революционная книга, ознаменовавшая «Новое просвещение», ее авторами являются более 30 членов Римского клуба. Наши издательские и популяризаторские проекты стали возможны благодаря поддержке партнеров — социально ответственных и дальновидных компаний: АКБ «Аркада», «Укравит», «Интерпайп», Jansen Capital Management и др.

Кроме этого, Украинская ассоциация Римского клуба проводит открытые лекции в университетах по всей стране, тематические круглые столы, в том числе в парламенте. В прошлом году мы вместе с партнерами провели конкурс экономических статей для молодых экономистов, выплатили победителям премии, помогли напечатать статьи в научных изданиях, обеспечили их участие в лучшем экономическом форуме Восточной Европы — КМЭФ.

Т.П.: Как вы считаете, в каких странах образование на самом высоком уровне? И что нужно изменить в украинской системе образования?

На самом деле не так много сфер, где Украина может совершить качественный скачок и построить глобально конкурентоспособную индустрию: многие ниши в мире уже «прочно заняты»

В.Г.: Думаю, об этом лучше спросить тех, кто создал в Украине «Новопечерскую школу», лицей «Гранд», UNIT Factory и другие образовательные проекты мирового уровня. На самом деле не так много сфер, где Украина может совершить качественный скачок и построить глобально конкурентоспособную индустрию: многие ниши в мире уже «прочно заняты». Гарри Джейкобс в одном из выступлений подчеркнул, что Украина может специализироваться на образовании как на бизнесе и стать мощным образовательным хабом Европы. Для этого у нас есть стартовые условия и спрос в мире.

Европейцы отмечают, что у нас человеческий капитал на уровне стран первого мира, а экономическое развитие — в лучшем случае на уровне второго. Этот разрыв — проблема, которая может быть конвертирована в огромную возможность для развития государства. По сути, у нас два пути избавления от такого несоответствия. Первый — мы подтягиваем экономику, второй — мы растрачиваем человеческий капитал. Первый путь вполне реален, но требует качественного изменения государственной политики и целенаправленных усилий общества.

Навык сотрудничества — критически важен, ведь как в развитии бизнеса, так и в государственной политике один в поле не воин

Из своего опыта в научной, корпоративной, да и политической сфере я бы отметил несколько важных зон развития. Знание английского и умение работать с информацией — основа основ, которая открывает многие двери. Очень важен эмоциональный интеллект, умение работать в команде. Навык сотрудничества — критически важен, ведь как в развитии бизнеса, так и в государственной политике один в поле не воин. Нам надо научиться готовить, как их называют в Стэнфордском университете, «студентов в форме буквы Т». Это предполагает не только глубокое изучение предметной области, но и широкое периферийное видение, умение применять технические знания для решения разнообразных практических задач.

Наше образование всегда делало акцент на глубокой теории в предметной области, но при этом часто не хватает системного понимания. Со школы нас учат аналитическому подходу, умению разбирать до мельчайших деталей, но, к сожалению, не учат синтезу, навыку «конструировать» что-то нужное из зачастую несовершенных и разрозненных элементов. Поэтому мы сделали Young Scientists Conference междисциплинарной и пригласили ученых, экономистов, предпринимателей, управленцев, людей из разных отраслей.

Т.П.: В некоторых частных школах история, география и основы политологии объединены в один предмет. Дети изучают, как формировалось человечество в разные периоды, а не заучивают даты. В государственных школах такого нет.

Образование — одна из наиболее консервативных сфер

В.Г.: Образование — одна из наиболее консервативных сфер. За последние несколько столетий революционно изменилось производство, бизнес, наука, а подходы к образованию почти не изменились: те же классы, то же искусственное разделение на дисциплины, то же зазубривание. Но есть учебные заведения, которые исповедуют инновационные холистические подходы, я их уже упоминал. Кстати, в этом году мы проводим конференцию в инновационном парке UNIT.City. Там работает одна из лучших IT-школ Европы — UNIT Factory, в которой обучение построено на самостоятельном решении практических задач нарастающей сложности, без преподавателей и уроков как таковых — это сегодня лучшая мировая практика.

Т.П.: Какой может быть роль бизнеса в образовании и науке? Некоторые эксперты считают, что бизнес мог бы создавать университеты при крупных компаниях.

Мы хотим создать эффективную систему обратной связи между университетами и потребителями их «продукта»

В.Г.: Бизнес так и делает, потому что качество образования в вузах не соответствует потребностям работодателей и общества. Компании создают корпоративные университеты, делятся с вузами оборудованием и лекторами-практиками, берут под опеку кафедры. На мой взгляд, будущее за треугольником «государство — университеты — бизнес». Мы с главой парламентского комитета по вопросам образования и науки Александром Спиваковским, например, подали законопроект, который вводит корпоративную модель управления в университетах. В вузах будут созданы наблюдательные советы, куда войдут работодатели, представители местной власти и другие стейкхолдеры. Мы хотим создать эффективную систему обратной связи между университетами и потребителями их «продукта». Хотим открыть университеты для инвестиций и развития. Сегодня большинство вузов это, к сожалению, башни из слоновой кости. И простых решений тут нет. Ведь частное образование и инициатива бизнеса не могут заменить государство. Только у него есть функция стратегического планирования развития экономики, тесно связанная со сферой образования. У бизнеса иная роль.

Т.П.: У государства есть план развития экономики, прав человека. Есть ли что-то подобное для науки и образования?

В.Г.: Должен вас разочаровать, но никакого плана развития экономики у нынешней власти нет. Они плывут по течению в чужом фарватере. Руководствуются кредитными соглашениями с МВФ и ЕС, соглашениями о свободной торговле… чем угодно, только не осмысленным планом развития украинской экономики. Наблюдаем сырьевой и долговой дрейф экономики: импорт растет быстрее экспорта, продаем за рубеж в основном сырье, а покупаем дорогую готовую продукцию, вместо частных инвестиций власть конкурирует за государственные кредиты, теряем промышленные мощности и научные школы, превращаясь в аграрно-сырьевой придаток и донора талантов для соседних стран. Если это чей-то план, то он очень плохой для Украины.

Сейчас мы экспортируем зерновых почти на $7 млрд, а муки — всего на $80 млн. По сути, дарим кому-то добавленную стоимость на десятки миллиардов долларов в одном только агросекторе

В своей презентации на конференции я показал, что у каждой страны, как и у человека, есть своя «профессия», специализация. По данным Еврокомиссии, 83% экспорта Евросоюза —промышленная продукция. В Украине же 2/3 экспорта — или сырье, или сырье с минимальным уровнем обработки: зерно, кукуруза, руда, металлолом. Сейчас мы экспортируем зерновых почти на $7 млрд, а муки — всего на $80 млн. По сути, дарим кому-то добавленную стоимость на десятки миллиардов долларов в одном только агросекторе. В результате «профессия» Украины сегодня — донор сырья, людей и денег. Евросоюз же, как и другие успешные экономики, специализируется на производстве. Поэтому ВВП на душу населения в ЕС в пять раз выше, чем в Украине. Но этот разрыв можно и нужно убрать! Существует тройная связь: от экономической политики зависит специализация страны или структура экономики, а от нее в свою очередь зависит динамика экономического развития и благосостояние населения, которые безусловно влияют на образование и науку. Это механизм, который необходимо задействовать на пользу стране.

Т.П.: То есть пока нет четкой экономической стратегии, не может быть и стратегии в сфере науки и образования?

В.Г.: Совершенно верно. Если изолированно развивать образование, не развивая собственную экономику, только увеличим эмиграцию талантов. Зачем образованным людям оставаться без перспективы реализовать себя и обеспечить свою семью? Страна такого размера, как Украина, не должна зарабатывать на экспорте людей. Надо зарабатывать на экспорте идей, а еще лучше продуктов.

Т.П.: У нас аграрный экспорт, но с другой стороны — быстрый рост инноваций, IT. Можно ли перескочить этап индустриального развития и выйти на более высокий уровень?

В.Г.: Я абсолютно уверен, что нет. На примере США мы видим, что сильные страны продолжают опираются на промышленность. Америка — безусловный лидер в сфере инноваций и нематериальной экономики, но при этом развивает материальное производство, снижает зависимость от Китая. Во время командировок в США я из любопытства смотрел, какие товары где сделаны. Даже на дверных замках в гостинице написано Made in USA.

Украинский IT-сектор динамично развивается, экспортирует услуг почти на $4 млрд в год, но эффект для экономики минимален

Промышленность не просто приносит деньги, она создает спрос на IТ, инновации, научные решения. Украинский IT-сектор динамично развивается, экспортирует услуг почти на $4 млрд в год, но эффект для экономики минимален. Почему? Американские айтишники получают заказы от корпораций, университетов, правительства США, тем самым повышая своими решениями уровень продуктивности экономики. А украинская промышленность практически не является потребителем продуктов отечественной IT-индустрии, которая на 90% работает на аутсорс. Поэтому украинская IТ-индустрия — успешный экспортно ориентированный «анклав» в слабой сырьевой экономике и, как это не парадоксально, не делает погоды в развитии страны. Хотя экспорт рабочего времени программистов, безусловно, лучше, чем экспорт людей.  

Т.П.: Какова долгосрочная цель Римского клуба?

Римский клуб занимается проблемами, которые из-за политической близорукости игнорируют правительства большинства стран

В.Г.: Спасти человечество. За последние столетия ситуация на планете кардинально изменилась. Раньше люди жили в мире неограниченных ресурсов и постоянной экспансии. А сейчас Земля скорее напоминает космический корабль, на котором почти все важное дефицитно и любое неосторожное движение может привести к катастрофе. Римский клуб занимается проблемами, которые из-за политической близорукости игнорируют правительства большинства стран. По-настоящему радикальные рецепты могут предложить только независимые глобальные ученые. Бывает, правительства прислушиваются к идеям Римского клуба, да и сами члены становятся политиками высокого уровня. Кстати, в Римском клубе ведется постоянная дискуссия, должен ли он быть объединением аполитичных интеллектуалов, лишь предлагающих идеи, или — активно влиять на международную и национальную политику. Ведь аморально стоять в стороне, зная, как помочь.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.