Слева направо: Максим Лунев и Сергей Боярчуков, Фото: Вадим Добровольский

Неуловимыми микродвижениями штурвала Сергей Боярчуков заставляет вертолет выполнять любые фигуры: за считаные секунды набрать высоту, развернуться в ограниченном пространстве, сесть на крохотном пятачке, где и на автомобиле не каждый с ходу запаркуется. С той же легкостью он руководит бизнесом: юридическая компания «Алексеев, Боярчуков и партнеры» считается одной из лучших компаний страны по банкротствам и стабильно находится на вершине отраслевых рейтингов. Филигранность в ведении бизнеса свойственна и Максиму Луневу, который за короткое время вывел свою компанию Heliclub в лидеры вертолетного рынка Украины, причем он занимается не только продажей и обслуживанием техники, а и координирует школу по подготовке пилотов.

Эти два человека со схожим мировоззрением не могли не встретиться — и сегодня они не только время от времени летают в паре, а и совместно работают над развитием в Украине вертолетной инфраструктуры.

LJ: Небо многих манит свободой, но далеко не каждый решается самостоятельно подняться в воздух. Что для вас стало отправной точкой, обозначившей невозможность жизни без вертолетов?

Сергей Боярчуков (С.Б.): Я судебный юрист, моя деятельность обычно ограничена двумя локациями: офис и суд. У меня практически не бывает дальних командировок, поэтому вертолет для меня — источник фана и адреналина. Управлять вертолетом — одно из самых удивительных ощущений, которые мне довелось испытать. Это особая степень свободы, вкусив которую, ты уже никогда не будешь прежним. Лицензию пилота я получил год назад и с тех пор летаю практически каждые выходные, а иногда под настроение — и пару раз в неделю.

Максим Лунев (М.Л.): Для меня увлечение вертолетами началось как хобби и постепенно переросло в одно из бизнес-направлений: сначала пилот, затем инструктор, а в 2014 году мы первыми в Украине предложили вертолетные туры на постоянной основе. Несмотря на начавшийся кризис, услуга оказалась востребованной, и спустя некоторое время мы стали заниматься продажей вертолетов и самолетов. Сегодня мы напрямую сотрудничаем с двумя наиболее авторитетными производителями — американскими компаниями Robinson и Bell. И хотя в абсолютном выражении продажи еще нельзя сравнить с автомобилями, это позволяет нам занимать лидирую­щую позицию на украинском рынке вертолетов. Также при компании действует летная школа, ведущая подготовку пилотов с выдачей свидетельства на право пилотирования вертолета международного образца — так называемого свидетельства приватного пилота PPL(H).

LJ: Вертолет — недешевое удовольствие, поэтому возникает закономерный вопрос: для украинских бизнесменов из числа тех, кто сам садится за штурвал, это фан или средство передвижения?

С.Б.: Среди украинских предпринимателей, получивших лицензию пилота, нет случайных людей: все они влюблены в небо и получают удовольствие от каждого полета. А еще вертолет — собственный или арендованный — выводит мобильность на новый уровень. Например, путь в Буковель на автомобиле займет восемь–девять часов — и это при условии, что ты не вскочишь в одну из многочисленных ям, которыми усеяны наши дороги. Тот же маршрут на вертолете преодолевается втрое быстрее — причем без пробок и нервотрепки. Иными словами, вертолет позволяет планировать свое расписание без оглядки на дорожную инфраструктуру и привязки к регулярным авиарейсам.

М.Л.: Как верно отметил Сергей, вовсе не обязательно иметь собственный вертолет: у выпускников нашей летной школы есть возможность взять его в аренду или стать собственником по программе долевого владения, что уменьшает расходы на приобретение и содержание техники.

Наши клиенты делятся на две категории: для одних вертолет — это хобби, для других — средство скоростного и комфортного перемещения из точки А в точку Б. Причем я наблюдаю сближение этих векторов: изначально купив вертолет для удовольствия, человек вскоре расширяет географию передвижений — и вот уже летит на отдых в тот же Буковель или к морю в Одессу, а в другой раз использует его, чтобы доставить в загородный дом партнеров по бизнесу, прибывших на важную деловую встречу. И наоборот: попросту невозможно отказать себе в удовольствии хотя бы иногда подниматься в воздух исключительно ради фана, ведь вертолет — это зашка­ливающий уровень удовольствия.

LJ: Насколько тяжело пилотировать вертолет?

С.Б.: Бытует мнение, что авиа­ция — это пот и кровь, а пилотом вертолета может стать лишь человек, который этому посвятил чуть ли не всю жизнь. Максим — инструктор от бога: своим подходом к работе он камня на камне не оставляет от этого стереотипа. Я рад, что именно он учил меня летать: все происходит столь легко и весело, что буквально с первого полета ты влюбляешься в небо. Помню, в нашу первую встречу я спросил, сколько потов с меня сойдет, прежде чем я научусь управлять вертолетом. Максим с присущим ему юмором ответил в том духе, что это не сложнее, чем управлять автомобилем.

М.Л.: В любом деле главное — видеть цель и стремиться ее достичь. В полной мере это относится и к пилотированию вертолета. Когда меня спрашивают, насколько сложно управлять такой техникой, я никогда не стращаю новичков — мол, авиа­ция является уделом избранных, а учиться управлению вертолетом нужно долго и с непредсказуемым результатом. Если человек хочет стать пилотом вертолета, он обязательно это сделает — а мы всячески ему поможем. Это может занять и два месяца, и полтора года, в зависимости от того, сколько уделять времени.

LJ: Компания «Алексеев, Боярчуков и партнеры» славится умением выигры­вать действительно сложные судебные дела. Максим, как мы только что выяснили, также не приемлет барьеров в достижении результата. Какие ключевые подходы каждый из вас исповедует в бизнесе?

С.Б.: Мне нравится, с какой легкостью Максим обращает людей в свою веру: после нескольких минут общения с ним ты уже хочешь стать пилотом и начинаешь мечтать о покупке собственного вертолета. Я и сам сторонник подобного подхода: своим клиентам я говорю, что проигрышных ситуаций не существует. Именно это позволяет нашей компании придерживаться принципа success fee. Мы берем деньги за результат, а не за процесс: проиграем — ничего не заработаем. Мы специализируемся на банкротстве компаний и физических лиц, судебном решении споров и уголовном праве, а здесь, как нетрудно догадаться, ставки порой чрезвычайно высоки.

Это означает, что для меня главный драйвер — не финансовая составляющая, а сложность задачи. И чем сложнее она выглядит на старте, тем интереснее мне двигаться к финишу. Иными словами, сложные ситуации наших клиентов мы превращаем в истории их успеха.

М.Л.: Моя цель — создать удобную инфраструктуру для того, чтобы люди летали и наслаждались этим. Чем больше будет довольных пилотов и пассажиров, тем быстрее вертолет в Украине перестанет быть экзотикой и превратится в полноценное средство передвижения, пусть даже он всегда будет доступен далеко не каждому. Но главное — мне хочется делиться с людьми своим образом жизни, наполненной полетами и острыми ощущениями. Вертолеты — моя любовь, а в любви нельзя быть неискренним. Наверное, поэтому Heliclub постоянно развивается, а от клиентов мы получаем только положительные отзывы.

LJ: Сергей, изменились ли ваши подходы к ведению бизнеса, после того как вы начали летать?

С.Б.: Представьте, что на вашем пути вырастает некое препятствие — ну, скажем, дерево. На автомобиле есть два способа избежать столкновения: затормозить либо объехать слева или справа, потратив на поиски объездной дороги энное количество времени. У пилота самолета или вертолета появляется еще один вариант — перелететь сверху, не изменив стратегического направления движения и не снизив скорости. Иными словами, авиация позволяет человеку перейти из формата 2D в формат 3D. Именно так произошло и со мной. Эта обретенная «трехмерность» здорово помогает мне в жизни и бизнесе: взглянув на ситуацию под новым углом, я могу найти решение, которое прежде и в голову не пришло бы.

LJ: По каким критериям вы подбираете персонал?

М.Л.: Специфичность и узость авиационного сегмента в Украине порождает дефицит профильных специалистов — будь то пилоты-­инструкторы или инженеры-механики. Каждый профессионал — на вес золота. Вот почему летных инструкторов по специальным подготовкам  мы приглашаем даже из-за рубежа — например, из США и Бразилии, где развитие в этом направлении гораздо более динамично.

С.Б.: В Украине нет недостатка юристов, однако найти по-настоящему талантливого — та еще задача. Популярность профессии вызвала лавинообразный рост количества учебных заведений, обучающих юриспруденции, но в итоге мы получили падение качества обучения. Поэтому на собеседовании я спрашиваю лишь о наличии диплома юриста, название вуза мне неинтересно. Мы пропагандируем творческий подход к юриспруденции, поэтому в сотруднике важна особая комбинация: аналитический склад ума плюс креативность. Таким людям всегда открыта дорога в нашу компанию.

LJ: Инвестируете ли вы в развитие и обучение сотрудников?

С.Б.: Я считаю, что жизнь — лучший коуч. Каждое новое дело — это переход на следующий уровень опыта и повышение профессиональных компетенций. К тому же новичков мы никогда не бросаем на амбразуру: поначалу они ведут дела в команде с более опытными сотрудниками.

М.Л.: Цена ошибки пилота вертолета или инструктора чрезвычайно высока, поэтому им жизненно необходимо поддерживать квалификацию на высоком уровне. Вырастить пилота сложно, а вырастить инструктора — вдвойне-втройне сложнее. И поскольку этому в Украине практически нигде не учат, мы решили взять дело в свои руки — планируем запустить программу для коммерческих пилотов и инструкторов, объявив гранты для лучших выпускников летных училищ. После окончания обучения ребята будут трудоустроены по контракту: смогут работать пилотами и впоследствии инструкторами в нашей компании.

LJ: Вы оба руководите бизнесом в партнерстве. Как вы относитесь к бизнес-партнерству?

С.Б.: Партнерство должно быть объективным и взаимовыгодным. Если вы производите солнцезащитные очки, а я знаю, кому их продавать, — мы потенциальные партнеры. А вот если вдобавок к этому вы вынуждаете меня искать поставщиков сырья или заниматься ремонтом производственного оборудования, такое партнерство обречено на провал. Иными словам, компетенции парт­неров должны дополнять друг друга.

У меня богатый опыт бизнес-­партнерства. Достаточно вспомнить 2017 год, когда мы сотворили сенсацию, объединившись с Trusted Advisors — другим крупным игроком юридического рынка Украины. Тогда казалось, что слияние позволит нам усилить позиции на рынке. Увы, этого не произошло, и сотрудничество прекратилось. Тем не менее я не отказался от цели сделать нашу компанию лучше. Минувшей весной у нас появился новый партнер — известный киевский адвокат Константин Рыбачковский и его компания «Столичный адвокат», которая, работая в бутиковом формате, концентрируется исключительно на уголовном праве и white-collar crime.

М.Л.: У меня много различных проектов как внутри Heliclub, так и по другим направлениям бизнеса. Часто можно услышать, что в бизнесе партнерство приводит к усложнению принятия решений, однако весь мой опыт показывает, что это не так. Синергия усилий двух или нескольких людей, движущихся в одном направлении, поможет достичь более весомого результата.

LJ: Нельзя сделать компанию успешной, не будучи настоящим лидером. Что вы вкладываете в понятие лидерства?

С.Б.: Я не сторонник авторитарного стиля управления и микроменеджмента — предпочитаю строить отношения с сотрудниками на принципе паритетной свободы: у меня есть задача, а тебе предстоит отыскать ее решение, проявив свои таланты без довлеющего контроля с моей стороны. Именно при таком подходе лучше всего проявляется креативность и нестандартность мышления. И хотя я не раз обжигался, считаю, что ничего лучшего пока не придумано.

М.Л.: Для меня лидерство — это прежде всего ответственность и способность вести за собой людей к поставленной цели. Причем путь к ней будет намного легче, если сотрудники по-настоящему верят в то, чем занимаются. И это тоже важное качество настоящего лидера — дать сотруднику понимание важности его усилий и миссии самой компании.

LJ: Эмоциональное выгорание свойственно любой профессии. Как вы боретесь с этим состоянием?

С.Б.: Со стороны юриспруденция кажется скучной, но это обманчивое впечатление. Каждое новое дело — словно шахматная партия, в которой все действия — свои и противоположной стороны — нужно просчитывать на несколько ходов вперед. Каждый новый клиент — отдельный мир со своими правилами и исто­риями. Поэтому в моей работе уж точно нет рутины. И ведь не зря мы сегодня встретились на аэродроме: для меня полеты на вертолете — один из лучших способов борьбы с эмоциональным выгоранием. А равно и другие мои увлечения — конный спорт и охота.

М.Л.: Когда занимаешься любимым делом, которое наполняет смыслом каждый день твоего существования, вопрос эмоционального выгорания не стоит. В моем случае это, скорее, трудности, связанные с зарегулированностью в Украине авиационных правил и летного регламента: например, для Гос­авиаслужбы понятия «не рекомендуется» и «запрещено» — зачастую синонимы. Нужно находить возможности для развития бизнеса даже в рамках множественных ограничений.

LJ: В каком направлении вы будете развивать свои компании в ближайшие два-три года?

С.Б.: Защита бизнеса — вот главный запрос, который сейчас я все чаще получаю от клиентов. Поэтому мы планируем значительно расширить это направление. Сейчас наша компания — один из лучших в Украине банкротчиков и лидер судебной практики, и я надеюсь, что через пару лет мы станем известны и благодаря практике защиты бизнеса: уголовной и white-collar crime.

М.Л.: В то время как, например, в США или Бразилии частная малая авиация отлично развита, у нас она находится в зачаточном состоянии. Продажи вертолетов хоть и растут, но не превышают нескольких десятков единиц в год, очень сложно найти хорошего пилота, а действую­щие вертолетные площадки даже в Киеве можно пересчитать по пальцам одной руки. Иными словами, нас ждет непаханое поле работы, и я буду рад, если на рынке появятся новые компании нашего профиля: нет лучшего драйвера для развития отрасли, чем здоровая конкуренция.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.