Ветвистая крона огромного дерева укрывает меня от палящего африканского солнца. В тридцати шагах — деревня племени мурси, где тоже предаются послеобеденному отдыху. Как вдруг со стороны дороги меньше чем в километре от поселения раздается автоматная очередь, а следом еще одна. Дрема улетучивается вмиг. Неужто мое путешествие по Эфиопии закончится, не успев начаться?

Согласно верованиям племени мурси, долина реки Омо, что на юге Эфиопии, некогда была частью райского сада, куда верховный бог Тамму поселил первых людей. Сначала все они — белые, черные и цветные — жили вместе, но затем рассорились и разбрелись по Земле. Как тут не вспомнить Ветхий Завет, где упоминается, что одна из рек, орошающих рай, протекала по земле эфиопской. Впрочем, с библейскими текстами никто из мурси незнаком, ведь племя почти поголовно не умеет читать и писать. Зато у каждого мужчины — свой автомат и исполосованная шрамами кожа, а женщины славятся любовью к пелелам — огромным нагубным тарелкам, появившимся то ли как украшение, то ли как оберег от угона в рабство. Экзотика и колорит? Для мурси — реальная жизнь.

Даром что племя, следуя своим исконным традициям, попрежнему живет обособленно, попасть в их поселение не составляет труда. Но это если обычным туристом — когда с гидом-проводником и всего на пару часов. А вот так чтобы пожить… Я прибыл именно за этим. И в итоге набрал впечатлений сполна, окунувшись в настоящую жизнь мурси и еще двух эфиопских племен.

УЛЫБОЧКУ: закон племени: «Проснулся — не забудь про дреды, увидел камеру — улыбнись»

«Калаш» за полтинник

— Садись, поехали! — поторапливает меня мой проводник Дегу из племени хамер.

Через пару часов после перестрелки у деревни мурси из ближайшего городка за нами прибыла машина. Нужно убраться отсюда поскорее, чтобы не оказаться втянутым в очередное боестолкновение мурси с местными военными. Мы уезжаем прочь из деревни — и через пару километров видим у дороги труп одного из мужчин племени. Война? Все куда прозаичнее.

Мурси по своей природе — весьма воинственный народ, у каждого взрослого мужчины есть оружие. Но не копья и луки, а автоматы. «Калашников» стоит сущие копейки: $ 50–150 в зависимости от состоя­ния. Можно поменять на коров: четыре телки — и вот ты уже местный Рембо. Причем оружие нужно не только для того, чтобы отстаивать землю и скот: напившись соргового пива или еще чего покрепче, мурси любят поробингудить. Вот и в этот раз они вышли на близлежащую дорогу, остановили пару проезжавших грузовиков и обнесли их, попутно накостыляв водителям. Те, в свою очередь, вызвали полицию, а там и военные подтянулись. В итоге завязалась перестрелка, ставшая началом очередной операции по усмирению мурси.

ДЕТИ ЭФИОПИИ: когда твои заповеди — автомат и боди-арт

Мурси дерутся, даже ни с кем не воюя. Особенно известны своей зрелищностью и жестокостью палочные бои донга, которые проводятся раз в году осенью. Такие себе рыцарские поединки с переломами и увечьями, а иногда и смертельным исходом. Это настоящие бои без правил, где драка идет, без преувеличения, не на жизнь, а на смерть, поэтому перед началом бойцы хорошенько принимают на грудь для храбрости. Ничьих не бывает — победитель только один. Но зато стать участником донга — это круто, это почет и уважение. А победитель турнира может взять в жены самую красивую девушку племени.

У каждого мужчины есть оружие.  Но не копья и луки, а автоматы

Я прибыл в деревню мурси аккурат к началу сезона донга, но изза пресловутой перестрелки мне удалось увидеть только тренировку. Впрочем, и ее оказалось достаточно, чтобы получить представление о донга. Когда разъяренные мужчины изо всей силы дубасят друг друга огромными двухметровыми палками, становится страшно. Ты невольно вздрагиваешь при каждом ударе, а в голове только одна мысль: они вообще в своем уме? Сломать противнику руку или проломить голову — обычное дело для донга.

Раньше мурси дрались на донга обнаженными без какойлибо защиты, но после того как в 2005 году в групповом турнире погибли сразу семь мужчин, в обиход ввели хоть чтото. Впрочем, согласитесь, тряпки на голове и небольшие щитки и наколенники вряд ли можно назвать хоть скольконибудь крепкой броней.

Белым по черному

Радует, что далеко не вся долина реки Омо населена воинствующим народом. Здесь проживает, например, племя каро, где перестрелкам и междоусобным потасовкам предпочитают искусство боди-арта. Впрочем, и у них оружия навалом, ведь, как известно, хочешь мира — готовься к войне. Пусть сейчас каро находятся в состоянии перемирия с соседним племенем ньянга, что в переводе означает «желтые ружья», но никто не знает, когда может возобновиться междоусобица. А значит, нужно быть начеку.

Оставив позади 80 км никем не контролируемых грунтовых дорог, где без местного проводника лучше не показываться, я въезжаю в деревню каро на мотоцикле — и в первый момент поражаюсь схожести местного ландшафта с Днестровским каньоном. Если, конечно, не принимать во внимание, что вода в реке Омо — ярко-желтого цвета, а по берегам на солнышке греются крокодилы.

Меня сразу же обступила толпа разрисованных ребятишек. «Фото, фото!» — кричат они, довольно нахально дергая за одежду. Как нетрудно догадаться, сфотографироваться с ребятней стоит денег — это давно превратилось в бизнес, которым успешно и напористо промышляют и взрослые представители племени. За 5 быр (местная валюта, по стоимости примерно равная нашей гривне) можно сфотографироваться с одним ребенком, за 10 быр — с двумя детьми или одним взрослым. А когда тебя обступает целая толпа, готовься за раз отдать 100 быр и больше. И это очень похоже на вымогательство, сопротивляться которому бесполезно.

НАРОДНОЕ ИСКУССТВО: для племени каро боди-арт — не только средство самовыражения, но и способ заработка

В деревне каро всегда стоит запах извести. Именно ею все члены племени от мала до велика разрисовывают свои тела витиеватыми узорами. Подобное стремление к прекрасному характерно для всех племен юго-восточной Эфиопии, но в случае с каро боди-арт возведен в ранг обязательного искусства, которым в совершенстве должен владеть каждый член племени.

Мужчины покрывают себя с головы до пят разнообразными полосами и точками, а вот женщины разукрашивают только лицо, зато в изобилии используют украшения, в особенности из бисера. Дети не отстают: в подражание взрослым они расписывают себя белой, красной и серой краской, используя вместо кисти пальцы или перья. Узоры наносятся произвольно, никаких правил нет — значение имеет только индивидуальность и самовыражение художника. Глубинное предназначение такой раскраски — не только идентифицировать себя среди соплеменников, но и проявить творчество. Дети, взрослые и старики меняют рисунки по нескольку раз за день: искупался в Омо — и тут же заново себя раскрасил.

НЕ БАРБЕРШОП: такие незамысловатые украшения местных жителей притягивают туристов

В племени каро мужчинам разрешено заводить по нескольку жен, а они здесь, как и оружие, покупаются за коров, которые считаются главным мерилом благосостояния и универсальной валютой. Хорошо хоть, что жена стоит дороже автомата. Если «калашников» обойдется в четыре-пять коров, то за жену придется отдать вдвое больше. Если ты удачлив и богат на скот, можешь жить припеваючи, кочуя от одной своей жены к другой. Ведь местные мужчины, считай, не работают: домашнее хозяйство целиком возложено на женщин. Они готовят пищу, носят дрова и воду, ухаживают за детьми и присматривают за мелким домашним скотом. И ко всему этому еще строят хижины — для себя, детей и мужа.

Здесь никто никуда не спешит. С утра разукрасил себя очередным витиеватым рисунком — и сидишь в ожидании туристов, попивая сорговое пиво. Отработал фотомоделью, а затем вместе с остальными сородичами снова можно предаться посиделкам, выпивке и танцам

МОДА ХАМЕРОВ: женщины знамениты своими прическами в виде сотен косичек, промазанных охрой и жиром

Бегущий по быкам

Моя третья остановка в Эфиопии — в племени хамер. Хамеры — настоящие красавчики! Причем в буквальном смысле. Женщины знамениты своими прическами в виде сотен косичек, промазанных охрой и жиром. Из козьих шкур они делают юбки и накидки, хотя в последнее время не пренебрегают и майками из секонд-хенда. Из украшений носят бусы, браслеты и серьги. На шее — широкие металлические кольца, обозначающие статус женщины в племени и ее семейное положение. Мужчины тоже не отстают: на голове сооружают целую скульптурную композицию из покрытой охрой глины, веревочек и птичьих перьев. Чтобы не помять эту «прическу» во время сна, используют специальные стульчики-­подставки для головы.

булл-джампинг — древний обычай инициализации, которым в племени хамер юношей превращают в мужчин

Но я приехал не за этим, а чтобы воочию увидеть знаменитый булл-джампинг — древний обычай инициализации, которым в племени хамер юношей превращают в мужчин. Сегодня это предстоит молодому парню по имени Даяна. В его глазах — решимость и предвкушение. И готовность ждать, ведь самому обряду предшествует долгое приготовление.

Все начинается со сходки хамеров из всех окрестных поселений. Для гостей режут козу, ее будут варить в котле и подадут вместе с маисовой кашей и сорговым пивом. Пьют, едят и гуляют с песнями и танцами. Я тоже гость, поэтому ко всему прочему мне пришлось испробовать еще и сырую печень козы. То еще «лакомство», но обидеть местных я не мог.

БУЛЛ-ДЖАМПИНГ: прыжки по быкам — ритуал инициализации в племени хамер

И вот, наконец, сам булл-джампинг. В ряд выстраивают семь-­восемь быков, по спинам которых Даяне необходимо пробежать туда-­сюда четыре раза и не упасть. Несколько мужчин и родственников инициируемого удерживают быков за головы и хвосты, но все равно те не стоят смирно. Поэтому на первый план выходят ловкость, координация и скорость принятие решений — все то, что понадобится Даяне во взрослой жизни. Важный момент: перед основными быками ставят молодого бычка поменьше: через него нужно перепрыгнуть, не коснувшись его ногой.

Под аккомпанемент песен остальных членов племени Даяна разбегается и… А пареньто молодец: ловко проскакал по бычьим спинам отведенное количество раз, справившись с задачей всего за одну минуту. И это притом, что каждый раз ему необходимо спрыгивать на землю и вновь запрыгивать на церемониальных быков. Теперь он стал «мажа» — то есть может по праву считаться мужчиной и выбрать себе жену, если, конечно, сторгуется с отцом невесты в размерах выкупа.

А еще здесь бьют женщин. Палками или розгами. Наотмашь. То, что для нас позор, для мужчины племени хамер — почетная обязанность. Этот ритуал предшествует булл-джампингу, являясь неотъемлемой его составляющей. Содрогнулись, представив, каково это — получить по голой спине палкой, сдирающей кожу и оставляющей открытые раны и кровоточащие борозды? А вот местным женщинам, похоже, нравится. Я наблюдаю, как они подначивают и раззадоривают мужчин выкриками и насмешками, а затем стараются получить как можно больше ударов. И после каждого из них лишь дудят в специальный рожок: мол, давай еще, не останавливайся!

Ни эфиопские императоры, ни колониальная администрация Муссолини, ни тоталитарный режим Менгисту Хайле так и не смогли подчинить себе племена, населяющие долину реки Омо

Приоткрою тайну. Перед поркой женщины на несколько часов удаляются из деревни. Пляшут у ритуального костра, накачиваются пивом из сорго и вводят себя в состояние, близкое к трансу. А как иначе выдержать дикую боль? Зато чем больше на спине рубцов от ударов палками, тем почетнее это считается. Вот такое здесь представление о том, какой должна быть истинная женщина.

***

Мурси, каро и хамер. Война, боди-­арт и булл-джампинг. Три африканских племени — три разные картинки. Но есть коечто общее: все они борются за свой рай. Ни эфиопские императоры, ни колониальная администрация Муссолини, ни тоталитарный режим Менгисту Хайле так и не смогли подчинить себе племена, населяющие долину реки Омо. Эти люди до сих пор не признают над собой ничьей верховной власти и не платят налоги местному правительству. Но автоматы и суровый нрав, увы, бессильны под натиском цивилизации. Рано или поздно им придется сдаться, это лишь вопрос времени. 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.