Татьяна Абрамова

Когда берешь интервью у Татьяны Абрамовой, основательницы компании RITO, некоторые вопросы можно не задавать. Например, «Как вы справляетесь с эмоциональным выгоранием?» или «Насколько вы делегируете свои функции коллегам?» — у человека, который максимально вдохновлен своим делом, нет ответов на них.

Зато у Абрамовой есть развернутые ответы на другие вопросы. К примеру, она точно знает, как в стране, где легкая промышленность была убита контрабандой и бесконтрольным импортом, основать свой бренд и производство полного цикла. Сейчас компания RITO — это не только торговая марка, но и трикотажная фабрика, и полноценный модный дом.

Leadership Journey расспросил Татьяну о том, как она одевает президентов и почему так и не купила Lexus.  

Leadership Journey (LJ): Вспоминаю ваше выступление на встрече Союза украинских предпринимателей — вдохновленное и энергичное. Такое отношение к бизнесу сильно отличается от традиционного — драматического. Насколько такая вовлеченность, эмоциональность помогает или мешает в прагматичном бизнесе?  

Татьяна Абрамова (Т.А.): Я очень люблю Форда (Генри Форд — американский промышленник, изобретатель. — Ред.) за многие важные для меня вещи. Первое: он говорил о том, что бизнес — это производство. И для меня бизнес — это только создание, только производство. Все остальное — купил-перепродал — несущественное. А когда ты создал — это самая важная и мощная позитивная энергия.

для меня бизнес — это только создание, только производство

Второе: в компании, которая начинает свой путь на рынке, должен быть хотя бы один человек-непрофессионал. У него нет потолка, нет шаблона, а на слова «Этого сделать нельзя» у него всегда возникает вопрос: «Почему нельзя?» И в нашей компании таким человеком была я, своего рода «бультерьером», который видит цель и не замечает препятствий. Моя подруга была дизайнером, технологом, она понимала, как делать. А я нет. Конечно, я изучила какие-то азы, чтобы понимать технологический процесс. Но когда она мне говорила: «Так не делается», я спрашивала: «Почему не делается? Почему так нельзя?»

Недавно на панели женского форума во Львове выступали четыре спикера, трое из которых начинали свой бизнес, не будучи при этом экспертом в нем.

И третье: для меня лично это очень важный момент — 85% успеха зависит от людей. Какой бы классный продукт ни производила компания, понятно, что все это создается, придумывается, производится людьми и продается потом людям. Все это люди.

Сегодня эмоциональный интеллект сменяется love-интеллектом (LQ), то есть отношениями людей с людьми. Эмоция — это то, что сейчас движет миром.

Сегодня эмоциональный интеллект сменяется love-интеллектом (LQ), то есть отношениями людей с людьми

К примеру, мнение о человеке мы составляем в первые 20 секунд. Нравится он нам или нет — все это эмоциональный отклик в душе. Поэтому в компании невероятно важна «эмоциональная» температура и ее внутреннее энергетическое состояние. Например, у нас нет текучести кадров. Всего в нашей компании работает около 100 человек, и среди них есть те, кто с нами по 15–20 лет.

Конечно, мы постоянно сами занимаемся подготовкой новых специалистов, чтобы в компании всегда был приток новых идей, энергий, знаний. Профессиональные кадры в нашей индустрии — огромная проблема, и, к сожалению, страна ничего не делает для повышения престижа технологических специальностей в высших и профессионально-технических учебных заведениях.

LJ: Я знаю, что в нашей стране очень большой дефицит доверия. Собственники не доверяют нанятому менеджменту, а рядовые сотрудники — своим работодателям. Что нужно сделать лидеру, чтобы установить доверительную связь с сотрудниками? 

Т.А.: Каждый человек в компании должен чувствовать свою значимость. Только тогда, когда есть уважение, появляется любовь к работе. И здесь огромную роль играет именно собственник как лидер. Надо понимать, что никакой менеджер не заменит собственника. У меня всегда был большой вопрос: как акционеры, собственники отходят от управления? Ведь в компании важно создать персональные связи, которые идут от «родителя». Если эта связь обрывается или ее звеном становится еще кто-то, который в любой момент (к примеру, СЕО) может уйти из компании, то это опасно.

никакой менеджер не заменит собственника

Для меня лидер — есть такая классная характеристика — «продавец мечты». Недавно в рамках проекта Happy Ukraine мы определяли ценности компании, и было интересно, насколько они близкие у нас у всех, но при этом разные. Наши ценности — это «мечта», «устойчивое развитие» и «инновации». И вот одна из девушек, которая защищала ценность «мечта», сказала: «Мы сюда пришли реализовать мечту Абрамовой, и она стала нашей мечтой».

Для меня лидер — «продавец мечты»

Такие вещи помогают понять, чем люди живут. Поэтому мы много делаем для корпоративной культуры. У нас не просто совместные выезды — мы посещаем разные города, ходим в театры, обсуждаем какие-то вещи, рассказываем о маленьких победах нашей компании.

Когда у нас проходят корпоративные праздники, мы всегда говорим: «RITO — самая лучшая трикотажная фирма на планете». Это, может быть, смешно, но откладывается в подсознании, и люди в итоге очень гордятся компанией.

LJ: Существует ли у вас культура обратной связи? Ее непросто развить в странах, где нет многолетних бизнес-традиций.  

Т.А.: Такая культура возникла давно и сама собой. Конечно, сотрудники всего напрямую не скажут, но пожелание высказать могут. Важно, чтобы у людей был доступ к руководству. В этом, мне кажется, есть преимущество небольшой компании, когда ты много контролируешь и сам чувствуешь атмосферу, именно в плане эмоций. А если ты женщина, то твоя сила проявляется через энергию и эмоцию. Ведь Бизнес — это же не мертвое, это живой организм из живых людей, у которых есть свои эмоции, и ты можешь чувствовать, реагировать и управлять этим.

Бизнес — это же не мертвое, это живой организм из живых людей

LJ: Слышал о ваших арт-вечерах. Это не похоже на какой-то производственный самиздат. Вы приглашаете актеров и других знаменитостей — в чем смысл таких встреч? Где трикотаж и где кинематограф.

Т.А.: Расскажу с самого начала. Когда проводится стратегическая сессия с каким-то коучем, то там обязателен вопрос: «Какой вы видите компанию через 10–20 лет?» Но тут я должна ответить словами Черчилля о том, что загадывать наперед недальновидно, особенно в условиях нашей страны. Тут не знаешь, что через пять лет будет.

У нас не стоит задача стать второй Zara или второй Chanel. Сейчас все услуги или товары могут быть легко скопированы и сложно выдержать уникальность. Я не говорю об инновациях в IT, а о кофточках и юбочках, которые можно повторить. Но есть то, что скопировать нельзя. Это нематериальные активы, на создание которых сейчас существует определенный мировой тренд.

У нас не стоит задача стать второй Zara или второй Chanel

Репутация, уникальность бренда строится годами на доверии, на каких-то невербальных вещах. Когда-то давно у нас возникла идея показывать коллекции прямо на наших покупателях. И так зародился необычный формат «Клуб RITO», куда мы приглашали как на творческий вечер интересных, умных и достойных людей. У нас были актеры, писатели, музыканты — например, Виктор Степанов, величайший актер, который играл Ломоносова и Пугачева, Николай Караченцев, Анатолий Хостикоев, неувядающий танцор Григорий Чапкис, посол Грузии Григол Катамадзе, Юрий Рыбчинский и много невероятных гостей. А молодая поэтесса Мириам Драгина вдохновила нас на проведение серии литературных и арт-вечеров. Мы говорим обо всем, но главное, что потрясающая атмосфера ассоциируется у гостей с RITO.

у нас возникла идея показывать коллекции прямо на наших покупателях

Все эти вещи создают настолько сильную привязку к бренду, настолько влюбляют в него, что это намного важнее любой рекламы. Это и есть тот самый нематериальный актив бренда, скопировать который невозможно. Например, уже сегодня попасть на такие мероприятия могут не все, необходимо заранее регистрироваться, подумываем даже о видеозаписи таких встреч. При этом для меня очень важно, когда носители бренда —люди, разделяющие ценности компании.

Абрамова: «Репутация, уникальность бренда строится годами на доверии, на каких-то невербальных вещах»

LJ: Как такие нематериальные инвестиции в бренд влияют на экономические показатели компании? 

Т.А.: Естественно, растет количество постоянных клиентов. И это очень важный момент, потому что у нас есть своя программа лояльности.

Часто бывает, я спрашиваю у девочек: «А сегодня были новые люди?», — они отвечают: «Нет, Татьяна Борисовна, они еще в прошлом месяце были новые, а сейчас они уже постоянные».

Это и есть тот самый нематериальный актив бренда, скопировать который невозможно

Встречаясь с новой аудиторией, я всегда спрашиваю: «Кто знает RITO?» И по количеству рук я понимаю, что узнаваемость бренда уже достаточно высокая. Особенно приятно, когда есть обратный отклик — и по соцсетям, и во время личных встреч. Когда мне говорят: «О, я ношу вашу вещь 15 лет». Или, например, я знаю, что актриса Инна Капинос в платье от RITO получала «Пектораль» как лучшая актриса, а кто-то написал нам в фейсбук: «Я в вашем платье получила предложение руки и сердца». Мы даже решили устроить флешмоб «Твоя первая и любимая вещь от RITO». Это говорит о ценном для бизнеса постоянстве.

Такая эмоциональная сторона бизнеса намного важнее для меня, чем гонка за масштабом и количеством. Ценности, суть, качество намного важнее для долгой и счастливой жизни бренда.

У нас не стоит задача вырасти в 10 раз. Мы понимаем, что на сегодняшний день это нереально и нецелесообразно. Ценности человека, основателя бизнеса транслируются в ценности того дела, которое он создал.

LJ: Вы знаете, второй раз за неделю уже слышу парадоксальные вещи касательно того, что нужно делать бизнес в удовольствие. Объясню, почему парадоксальные. Часто от ваших коллег слышу, как все непросто, тлен и уныние и вообще государство не помогает. Хотя, разумеется, бизнесу государство помогать и не должно. А вы тут об удовольствии. Как так?

Т.А.: Ну, прежде всего ты и сам должен показывать это самое удовольствие. Помните, как у Никулина — когда он поднимал тяжелое бревно, но все равно улыбался и тянул его дальше.

Влюбиться в твое дело другие смогут только, если ты сам в него влюблен. Я так люблю RITO, что, когда говорю о компании, у меня даже бывает слезы на глазах появляются. И это чувствует каждый человек, который тут работает. Например, на 8 Марта коллектив подарил мне фильм про RITO. Да, он где-то непрофессиональный, но в нем столько любви, искренности, что понимаешь: для них RITO — это ценность и гордость.

Эмоциональная сторона бизнеса намного важнее для меня, чем гонка за масштабом и количеством

Например, если наши вещи есть в гардеробе Грибаускайте (Даля Грибаускайте, президент Литвы. — Ред.), а наш интернет-магазин продает по всему миру, то об этом знают и этим гордятся все наши сотрудники на производстве.

Я не очень люблю, когда спрашивают: «Каких звезд вы одеваете?» По большому счету каждый человек — звезда. У нас одеваются прекрасные врачи, прекрасные учителя — это и есть наши звезды. Так возник RITO People — проект, который мы создали специально для того, чтобы показать потрясающих людей, гордость Украины, своими достижениями меняющих нашу страну, которые любят наш бренд. Это очень круто, когда у людей возникает эмоциональная связь с брендом. Вместе с этой связью возникает и удовольствие: для одних людей — создавать одежду, а для других — ее надевать.

Абрамова: «наши вещи есть в гардеробе Грибаускайте»

LJ: Уверен, в новейшей истории Украины период 1990-х и начала нулевых будет назван «потерянным поколением» — были утрачены целые профессии, в том числе и для трикотажного производства. Как вы решали кадровые вопросы?

Т.А.: Мы долгое время создавали свой профессиональный бэкграунд. Мы собирали грамотных специалистов — технологов, конструкторов, вязальщиков, швей. Их уже почти нигде не найти. Вторая задача — развивать дальше этот потенциал, потому что кому-то уже под 60 лет, и я понимаю, что нужно привлекать молодежь.

С этой осени в Колледже легкой промышленности будет открываться факультет трикотажной технологии, специально для нашей отрасли. Мы подписали под этот проект еще несколько трикотажных компаний, ведь отрасль постепенно возрождается. У нас в компании уже работает несколько студентов, и планируем привлекать еще молодежь.  Ведь наша задача — быть современными, а значит мы должны бежать в два раза быстрее.

Для команды очень важно не количество работающих, а их качество

Для команды очень важно не количество работающих, а их качество. Так, в первые годы мы собирали пул квалифицированных технологических специалистов, важно было создавать классный качественный продукт. А когда мы уже построили фабрику с современной технологической базой и открыли свои магазины, то к нам начал подтягиваться топ-менеджмент. Они увидели достойный конкурентный продукт. К примеру, наш нынешний директор по развитию имеет огромный опыт работы с люксовыми брендами. Она просто сказала: «Мне так нравится, как развивается RITO. Давайте с вами выпьем кофе». И мы выпили кофе… и поняли, что друг другу очень много можем дать и раскрыть огромный потенциал RITO. Она никогда в жизни не думала, что будет работать с украинской компанией. А я никогда не работала с премиальными брендами, и мне было очень интересно, насколько можно перенести этот опыт в наше производство. И такой симбиоз дал потрясающие результаты.

Абрамова: «Когда мы уже построили фабрику с современной технологической базой и открыли свои магазины, то к нам начал подтягиваться топ-менеджмент»

LJ: И получилось привнести из крупного бизнеса в средний? И что именно?

Т.А.: Мы поменяли стилистику и весь вижуал. Мы поменяли команду, которая занимается SMM, сайтом, PR. Изменился планируемый период производства, стала намного гибче и скоординированнее работа между фабрикой и торговлей. Все элементы сложной бизнес- структуры стали работать намного инновационнее и результативнее.

LJ: Как ваша компания пережила кризисы в стране? Каким был ваш ответ?

Т.А.: В таких ситуациях всегда начинают активнее работать мозги и у тебя, и у твоей команды, чтобы найти «пути выхода из кризиса».

В один из таких кризисов мы расширили даже линейку продукции. Мы всегда работали только с женской одеждой. А в какой-то момент задумались: почему такое ограничение? Мы начали производить коллекции детского трикотажа RITOkids, мужского — RITOmen, запустили линию трикотажа для дома RITOhome, вышли с интересными предложениями для корпоративных заказов — то есть расширили горизонты.

В кризис всегда начинают активнее работать мозги и у тебя, и у твоей команды

В другой кризис, в 2014 году, мы пошли в мир — на внешние рынки. Одной из первых стран, где мы открыли свой магазин, стала Литва. Традиции, климат, культура трикотажа, а также наша смелость и настойчивость — все это создало благоприятные условия для продвижения RITO в Литве. Некогда известная своим трикотажем страна после вхождения в Евросоюз практически «освободила» рынок для украинской продукции.

LJ: А Канада? За счет чего удалось продвинуться там?

Т.А.: С Канадой интересная история. Это из категории: не всегда нужно идти какими-то сложными путями, всегда решают люди. Очень многие наши контакты — это бывшие клиенты, ставшие амбассадорами бренда. Один из таких амбассадоров в витрине нашего магазина увидела коллекцию, которую мы готовили к годовщине Дня независимости Украины, и сразу же предложила организовать выставку-показ в Канаде. Это была очень активная представительница диаспоры. Мы сразу отреагировали: «Да, да, давайте!» Каким же было удивление, когда через два месяца она мне позвонила со словами: «Я все влаштувала, все підготувала. У нас готові для показу моделі та купа людей». И наш показ в Торонто стал настоящим паломничеством. Украинская коллекция, современная, без «нафталина» стала настоящим сюрпризом для канадок. Так RITO сделала первые шаги на канадском рынке.

наш показ в Торонто стал настоящим паломничеством

LJ: Я знаю, у вас есть специальный бренд смарт-трикотажа — как он появился и что такое смарт-трикотаж?

Т.А.: Мы сейчас создаем две линии женской одежды. Одна линия, которая давно любима в Украине, — это RITO. А вторая — 91LAB — это трикотаж как искусство, невероятно сложная с технологической стороны, где наши креативщики (дизайнеры, конструкторы, технологи и программисты) демонстрируют свои «трикотажные фантазии». Это линия более премиальная и в основном идет на экспорт.

Предысторией создания этой линии послужила немного грустная и курьезная история. Давно, в годы становления RITO, мы ограничились только регистрацией торговой марки в Украине, и нам казалось, что этого будет достаточно. И хотя мечтали и совсем немного продавали наш трикотаж в других странах, но не позаботились о регистрации в мире. Ведь это же была нами придуманная аббревиатура «Разработка и Изготовление Трикотажной Одежды», и как у небольшой развивающейся производственной компании на это никогда не хватало средств.

И вот два года назад, когда мы почувствовали в себе силу, уверенность и собрались зарегистрировать RITO в мире, то столкнулись с ужасной для себя новостью: бренд одежды RITO существует в Японии. И они уже зарегистрированы в ведущих странах. А еще это и очень популярное мужское имя в Латинской Америке, и есть город Rito в Анголе… Но расстроились мы ровно на два дня.

выходить в мир с какими-то базовыми вещами совершенно неинтересно

В итоге мы придумали новый бренд — 91LAB. С ним мы пошли другим путем — показываем трикотаж как искусство. То есть это такой кутюрный prêt-à-porter. И это достаточно успешная стратегия, потому что выходить в мир с какими-то базовыми вещами совершенно неинтересно. А когда ты показываешь что-то креативное, инновационное, то это сразу заметно.

LJ: А были такие ошибки, которые действительно стали горьким, но полезным опытом?

Т.А.: Как-то у нас возникла идея заняться аксессуарами — кожаными сумками. Мы так решили дополнить существующий ассортимент. Вложили деньги, создали новый бренд, арендовали помещение, нашли деньги на закупку ассортимента… и поняли, что мы растворились в таких же трейдерах, которые возят чуть другие сумки.

Это было подтверждением принципа: делай то, что у тебя получается хорошо, и делай еще лучше. И я от этого кайфую!

делай то, что у тебя получается хорошо, и делай еще лучше

LJ: Это правда, что в вашей компании долгое время не было производственных планов?

Т.А.: По крайней мере последние четыре года. Я никогда не работала в торговле и вообще наемным сотрудником. Моя жизнь сложилась так, что после аспирантуры я как-то стихийно стала руководителем. Многие навыки я приобретала в процессе своего жизненного пути. Но самый важный для меня принцип — это уважение и отношение к людям. Все можно построить, всего можно достичь, только если у тебя есть вот эта «людская связка». И когда в компанию пришла директор по развитию, она сказала: «Магазины должны работать по планам». Я говорю: «А как же люди будут жить этими планами? Они же не могут спрогнозировать, сколько будет покупателей». Я боялась внутри, но пошла на этот эксперимент с собой, потому что понимала: надо пробовать.

LJ: И как?

Т.А.: Сработало! В первую очередь это сильная мотивация персонала, потому что люди начинают сами думать. Они не просто ждут, когда мы заведем им клиентов, а начинают думать, как им выполнить план, какие еще ресурсы и инструменты можно использовать. Инстаграм, фотографии, звонки…

И вот продавцы — уже не просто продавцы. Они амбассадоры бренда. И где бы они ни были: пошли к нотариусу, в школу, на встречу выпускников — всегда говорят о RITO. Они становятся сами носителями бренда. И вот такие вещи действительно помогают выполнять план.

Абрамова: «И вот продавцы — уже не просто продавцы. Они амбассадоры бренда.»

LJ: Я беседовал с предпринимателями разных возрастов и с разным пониманием того, зачем им бизнес-образование. Некоторые говорят, что нужно идти учиться, только если у вас есть свой опыт, как в вашем случае. Тогда это полезно. А если сразу получишь MBA в 25 лет, то потом будешь зажат в решениях. Как у вас обстоят дела с дипломами разных цветов?

Т.А.: Честно говоря, я бы и пошла на MBA, но за что 30 000 вываливать… ($30 000. — Ред.). Для меня и нашей компании это дороговато. Если бы я работала в какой-то большой корпорации и мне дали бы возможность учиться — пошла бы. А здесь думаешь: нет, я лучше еще один станок куплю.

Честно говоря, я бы и пошла на MBA, но за что 30 000 вываливать…

Но учусь я всегда — или на интересных мастер-классах, или просто у людей. Я больше всего люблю учиться у своих современников, у людей практики. Это для меня намного важнее, чем просто какие-то теории. Мозги — это мышцы, которые постоянно нужно тренировать. Когда ты учишься сам, ты больше можешь транслировать людям, обучая других. Таким образом, те мысли, которые ты получил, у тебя цементируются еще больше.

Вот сейчас я учусь на невероятно интересном курсе Могилянки (Национальный университет «Киево-Могилянская академия». — Ред.) — «Школа стратегического архитектора». Очень интересный формат. Прежде всего это системное мышление, когда ты воспринимаешь все в мире как целостную и взаимосвязанную систему.

Не зря лозунг RITO — «Все в мире связано». Интеграция, взаимодействие, взаимопроникновение — все чаще мы используем эти слова, характеризуя любую сферу нашей жизни. И это касается в первую очередь человека. Мы сами меняемся постоянно. Мне кажется, сейчас мы больше переходим от гонки за материальными ценностями к духовным.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.