Что бы вы сказали, если бы ваше оборудование ремонтировали не после его поломки, а до? Да, сейчас станок работает исправно, но в будущем он уже поломался. Когда и что именно выйдет из строя, отслеживает ряд датчиков, которые анализируют «здоровье» нужного оборудования и предупреждают его поломки.

Или вот — металлургическое производство. В сложной ситуации мастер цеха старается докричаться в шумном помещении до своего начальника. Другое дело, когда начальник может увидеть проблему в тот же миг, глазами своего подчиненного. А вернее, с помощью Google Glass на голове у конкретного работника.

Это лишь часть технологий, которыми занимается компания IT-Enterprise Олега Щербатенко. Она один из пионеров на украинском рынке высоких технологий. Свою работу над первыми программами по управлению предприятием Щербатенко с соратниками начинал еще тогда, когда каждое из этих слов было нео­логизмом — в середине 1980х.

КОНСТРУКТОРСКИЙ УПОР: Олег Щербатенко и его коллеги были пионерами в автоматизации крупнейших предприятий Украины

Свой океан

Как читатель этой статьи представляет себе советские вычислительные машины? Огромные серебристые шкафы, вокруг которых кружат хороводы советские инженеры в белых халатах. «Как там приборы?» — «Пятнадцать!» — «Что пятнадцать?» — «А что приборы?» — слышится вечный диа­лог. Фоном играет мелодия из фильма «Через тернии к звездам», крупным планом — шкаф с крутящимся в нем диском. Отсутствие на шкафу наскальных матерных слов выдает в нем объект поклонения всех технарей — компьютер.

Да, действительно, такое представление недалеко от реальности. Залы с огромными (особенно по сравнению с современными ЭВМ) шкафами системы Mainframe работали как отдельные предприятия по обслуживанию советских промышленных объектов. В 1980х компании пересылали собранные массивы данных в единые вычислительные центры, где люди в белых халатах готовили для промышленности аналитику. Получив ее, предприятия рассчитывали свою работу на следующий месяц.

IT-Enterprise  заняла нишу автоматизации крупных предприятий

Разработкой таких программ и занималось конструкторское бюро, в котором после выпуска из Киевского политехнического института работал Олег Щербатенко. «В 1990е годы я защищал диссертацию, перелопатил огромное количество иностранных источников. Уже тогда мировая наука активно делилась информацией. Изучение инновационного опыта было важно и тогда, и сегодня. Каждый год мы развиваемся, смотрим, что делается в мире, какие подходы», — вспоминает он, как все начиналось.

Положение в отрасли поменялось вместе с появлением персональных ЭВМ в начале 1990х. Настольные компьютеры, выигрывая в размерах и производительности, быстро стали незаменимым элементом любого офиса. Кроме того, техническое переоснащение предприятий подгоняла изменившаяся парадигма взаимоотношений на рынке. Постсоветские предприятия постепенно переходили от серийного производства к работе по конкретным заказам.

Серийность, в силу своей стабильности, не требовала оперативной аналитики, а вот работа под заказ от разных заказчиков и с разными параметрами нуждалась в быстрых отчетах. «Компьютеры ставились на рабочие места не только в офисах, но и на производстве и складах, формировалась сеть. В единой системе находились конструктора, технологи, экономисты, бухгалтера и руководители. И, конечно, тогда была первая революция. Эта революция была в подходах», — вспоминает Щербатенко.

«Масса IT-компаний занимались торговлей и бухгалтерией, а мы занимались производством»

Команда разработчиков не начинала с нуля, и это вскоре стало ее большим преимуществом. Например, после распада Советского Союза большинство технарей отправились торговать на рынок, а Щербатенко с командой решили продолжать свою работу. У них было все для успешной перезагрузки: опыт работы в системном конструкторском бюро и клиентская база крупных компаний, с которыми они сотрудничали еще в конце 1990х.

Именно выбор ниши модернизации крупных промышленных производителей стал стратегическим фактором успеха команды Щербатенко. В то время, как большинство разработчиков программных комплексов для бизнеса сосредоточились на быстрорастущей торговле, новаторы из КПИ бороздили просторы собственного «голубого» океана. «Масса IT-компаний занимались торговлей и бухгалтерией, а мы занимались производством. И поэтому большинство смотрели на нас, как на людей «несповна розуму», — говорит Щербатенко.

Слухи о смерти промышленности постсоветской Украины оказались несколько преувеличены. Много крупных заводов остановились. Остались те немногие, которые были понастоящему платежеспособными — ктото уже торговал с зарубежьем, ктото получал пусть длинные, но выгодные госконтракты. Работать без автоматизации бизнес-­процессов становилось все сложнее. 

Одним из первых заказчиков на разворачивание автоматической системы управления стал 45й экспериментальный механический завод в Виннице — ведущий производитель средств транспортировки, заправки, перекачки и хранения нефтепродуктов. Завод был платежеспособным даже во время кризиса 1990х. «У нас не было цели продать свою программу 1000 киоскам. Приоритетнее — один заказчик на 1000 рабочих станций. И тогда стоимость проекта значительно выше, а проект — интереснее», — подсчитал Олег Щербатенко.

Системная работа

Перманентные кризисы меняли рельеф украинского рынка чуть ли не ежемесячно. Средний срок жизни компаний похожего профиля едва достигал нескольких лет. Главная проблема участников рынка была в том, что, привязываясь к одному крупному заказчику, они рисковали либо погибнуть с ним, либо влиться в его структуру с полномочиями IT-отдела. Олег Щербатенко отчетливо понимал: бизнес надо диверсифицировать. Он уходит от узкоспециализированного назначения своей системы и строит универсальную систему, которую можно адаптировать под любые требования заказчика.

К тому моменту украинской команде уже было с кем конкурировать. На рынке активничали российские компании — разработчики «Парус», «Галактика», 1С, а с Запада в Киев приехали эмиссары из мировых гигантов SAP и Oracle. «Мы каждую из систем конкурентов ставили себе и разбирали до винтиков, изучали алгоритмы, — рассказывает Щербатенко. — У них было многое, но не было такого знания локального рынка, как у нас. Мы научились думать, как наши клиенты, понимать их проблемы и предлагать необходимый именно им продукт. Повышая качество продуктов, ты завоевываешь рынок».

«Мы научились думать, как наши клиенты»

Это позволило IT-Enterprise реа­лизовать более 300 крупных проектов. Например, система «умного производства» — SmartFactory — была запущена на украинских промгигантах: «ИНТЕРПАЙП», завод «Зоря» — «Машпроект», и на таких инновационных предприятиях, как харьковский завод «ФЭД», выпускающий уникальные комплектующие для авиакосмической отрасли. Система IT-Enterprise регулирует все необходимые в работе предприятий вопросы — от производства до HR.

В результате внедрения системы прогнозирования поломок на Нижнеднепровском трубопрокатном заводе, входящем в холдинг «ИНТЕРПАЙП», затраты на проведение плановых ремонтов сократились на $2 с тонны выпускаемой продукции — это миллионы экономии в масштабе объемов выпуска.

Освоившись на своем рынке, компания начала занимать смежные

Еще более показательным стал проект с харьковским заводом «ФЭД», с которым IT-Enterprise работает с 2011 года. Последние пять лет «ФЭД» активно развивается, ежегодный рост оборотов достигает 30–70%. Завод сейчас работает в три смены. Но это — результат внедрения технологий, а раньше были проблемы со сроками выполнения заказов и снижением качества продукции. Сейчас в компании не только автоматизированы процессы, но и все ключевые показатели отслеживаются в реальном времени. Система работает на поиск и оптимизацию узких мест. В итоге цикл производства сократился на 25%, оборот в прошлом году составил 1,5 млрд гривен, а сама компания сэкономила около $400 000 кредитных средств для покупки нового обору­дования. Эффект своевременных поставок еще больше — компании «ФЭД» удалось привлечь заказов мировых авиастроителей на $90 млн. «У нас постоянно растет количество заказов новых видов продукции. Без системы управления производством (то есть в ручном режиме) мы бы просто не смогли планировать такое количество операций», — говорит Дмитрий Шигалевский, технический директор компании «ФЭД».

День бухгалтера

В крупном b2b бизнесе лучшая реклама — рекомендации и результаты клиента. Сарафанное радио привлекло в IT-Enterprise новые проекты и помогло выстоять в условиях кризиса 2009 года. По словам Щербатенко, кризис научил бизнес экономить деньги и время. Многих это заставило максимально автоматизировать свои процессы. «Когда в 2009 году компании перешли на двухдневную рабочую неделю, то бизнес серьезно задумался над внедрением систем управления. Все думали так: раньше у нас была маржа 20%, теперь же — 3%, и как теперь выжить? Нам нужна система!» — описывает СЕО украинской компании мысли своих клиентов.

МАСТЕРА ЦЕХА: ІT-Enterprise реа­лизовала более 300 крупных проектов на производстве

В итоге за время кризиса спрос на продукты IT-Enterprise вырос втрое. Кризис не только увеличил количество заказов, но и очистил рынок от конкурентов. Когда волны турбулентности схлынули, оказалось, что на рынке стало ровно на 15 компаний меньше.

Согласно исследованиям IDC, в 2010 году IT-Enterprise стали вторыми на рынке ERP-систем в Украине, заняв 15,7% и пропустив вперед только SAP с долей 43,4%. Остальные игроки довольствовались малым — 1C (13,9%), Oracle (11,7%) и Microsoft (6,1%).

Освоившись на своем рынке, компания начала занимать смежные. В 2011 году вышел первый релиз платформы для тендерных закупок SmartTender.biz. К 2018 году этот продукт IT-Enterprise стал крупнейшей онлайн-площадкой электронных коммерческих торгов в Украине. На площадке работают более 90 000 компаний, а ежегодный оборот торгов на SmartTender измеряется сотнями миллиардов гривен. SmartTender.biz — также официальная тендерная площадка системы электронных публичных закупок ProZorro.

В прошлом году компания выпустила бухгалтерскую программу MASTER. Премьера украинского продукта стала ответом IT-Enterprise на запрет аналогичного российского — «1С: Бухгалтерия». Рынок бухгалтерских продуктов очень непростой. По словам Олега Щербатенко, все коммерческие компании, которые использовали 1С, не спешат расставаться со старыми привычками: «Мы оптимистично считали, что после запрета на 1С все срочно начнут искать и внедрять украинские продукты, но этого не произошло. Мы отвоевываем рынок своим качеством».

КРЕН В ТРЕНД:  IT-Enterprise —одна из немногих, кто разрабатывает приложения для Google Glass

Судя по всему, у него это получается: сейчас у решений MASTER более 1000 пользователей.

Обгоняя мир

Следовать трендам — хорошо, опережать — гораздо лучше. Примерно так можно описать нынешнюю работу команды компании. Это одна из двух мотивационных составляющих в IT-Enterprise. «Первая — это, конечно, деньги: IТ-специалисты сейчас стоят очень дорого. Вторая часть — мотивация ценностная. Если сделал продукт, который опережает весь мир, — это очень мотивирующий фактор», — говорит Олег Щербатенко.

В 2018 году украинцы стали парт­нерами Google в разработке производственных решений с использованием гарнитуры Google Glass Enterprise Edition в числе всего 30 других компаний в мире. В Киеве быстро нашли применение новации своего земляка Сергея Брина. Теперь эта технология помогает решить проблемы в заводских цехах «ФЭД».

«Представьте — вы видите проблему, вы зафиксировали ее с помощью Google Glass. Вместе с вами эту проблему видит старший менеджер. При необходимости он начинает руководить вашими действиями через Google Glass, — объясняет принцип работы Олег Щербатенко. — Сейчас мир меняется так, что вы не знаете, что будет завтра. Мы должны опережать тренды».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.