НА РАВНЫХ: Жанна Крючкова — успешный предприниматель и знает, о чем расспросить своего коллегу

Мы сидим в барселонском ресторанчике One Ocean в кругу украинских бизнесменов. Андрей Здесенко вдохновленно делится планами на будущее. Он то с хохотом откидывается на спинку кресла, то степенно изображает серьезного предпринимателя, то принимает облик взыскательного гурмана, обескураживая официанта неожиданными вопросами.

Савва Либкин, гениальный одесский ресторатор, начинает рассказ словами: «Знаете, мой брат… он другой». «Как — другой?» — допытывается Андрей Здесенко. «Ну… совершенно другой!» — пытается объяснить Либкин. «Что — русский?»

Взрыв смеха. Только что родился новый анекдот. Андрей с сияющими глазами бьет кулаком правой руки в раскрытую ладонь левой и восклицает: «Ну разве не смешно? Ну не парадоксально?»

Он забыл, что входит в список Forbes, и ведет себя весело и спонтанно, как школьник, забивший гол на перемене. В его поведении нет даже попытки быть сдержанным, даже мысли о том, чтобы предстать в выгодном свете. Такой он и есть — спонтанный и дерзкий, харизматичный и оригинальный. А еще успешный. Построивший с нуля бизнес-империю с оборотом, перевалившим за 4 млрд гривен.

Что ты чувствуешь, когда видишь себя в списке Forbes?

Скажу подругому. Если я не нахожу себя в списке Forbes, то испытываю детское такое… мальчишеское недоумение, досаду. Для меня это как некий пьедестал или своеобразная бизнес-доска почета в мире бизнесменов, факт моей состоятельности. Если меня там нет, а ребята из других дворов есть, то это както обидно. Есть у меня, как у амбициозных людей, доля тщеславия.

Недавно вышел рейтинг в «Новом времени», а меня там нет. Прекрасно понимая оборот и стоимость бизнеса, у меня это вызвало недоумение. Думаю, что у фонда, владеющего этим изданием, есть некоторая предвзятость по отношению ко мне. (Смеется.) Уверен, что рынок в конечном итоге оценивает компанию по достоинству.

Предприниматели видят возможности повсюду. Иногда отказаться от возможности — это как руку себе отрезать. По какому принципу ты выбираешь, в какие проекты идти, а в какие — нет?

У меня есть своя система координат и ценностей. Я отвечаю за развитие бизнесов через развитие возможностей. Прежде всего, я определяю возможности, которые интегрируются в существующий бизнес. Есть проекты, которые нельзя не делать. Например, инфраструктурные, производственные, продуктовые, в которые необходимо инвестировать, потому что без них мы не сможем быть успешны в долгосрочном периоде.

Также есть проекты, которые находятся за пределами основного бизнеса, но я все равно хочу ими заниматься. Это те проекты, которые я делаю и кайфую. Такими бизнесами для меня стали Charisma и Vapiano.

Что для тебя важнее при принятии решения — цифры или внутренние ощущения?

Первое — в проекте должен быть sex. Бизнес должен меня зажигать. Когда я впервые увидел рестораны Vapiano, забитые людьми, это был такой драйв! Я сказал: «Я хочу этот проект». То же самое с Charisma. Я люблю fashion, этот мир, бренды, изделия, эти эмоции. Это страсть. Это мой мир.

Второе — это цифры. Без цифр, бюджетирования, без P&L, контроля я не могу. Даже маленькие проекты должны вписываться в жесткую финансовую картину. Потому что я бизнесмен.

Когда мне говорят, что есть перспективная ниша, но я не могу почувствовать проект, ощутить его вкус, у меня нет экспертизы, чтобы его понять, разобраться в источнике успеха или провала — то такой проект мне не интересен ни за какие деньги.

Иногда успешные бизнесмены выходят из бизнеса или, как говорят, «вышел в кэш». У тебя желание возникало?

Желания не возникало. Даже несмотря на то, что FMCG — очень сложный бизнес. Возможно, когда­нибудь я продам часть акций «Биосферы» и создам инвестиционный фонд.

ДРАЙВ+БИЗНЕС: для Здесенко важно, будут ли сотрудники драйвить, расти и развивать команду

При этом я считаю, что в некоторых случаях выйти из бизнеса — единственно правильный путь. Если ты устал от проекта, если он тебя не драйвит, если ты не можешь дать компании ни энергии, ни импульса, ни амбиций, ни коучинга, то однозначно надо либо продавать, либо взять СЕО в качестве младшего партнера и доверить управление. Иногда нужно время, чтобы восстановиться и увлечься этим бизнесом снова.

В своих бизнесах ты мажоритарий. А готов ли ты быть миноритарным партнером?

Да, в будущем роль миноритария меня вполне устраивает. Например, в Vapiano я уже готов стать миноритарием. Я дал проекту жизнь, а теперь хочу, чтобы нашлись люди, которые возьмут на себя ответственность за бизнес и будут драйвить. Так что все зависит от людей, проектов и моей включенности.

В направлении fashion я тоже готов поделиться частью бизнеса, если на горизонте появится сильный партнер. Что же касается компании «Биосфера», от роли мажоритарного акционера я пока отказываться не готов. Это очень динамичный бизнес, который драйвит меня.

Чтобы войти в какойто проект, я должен понимать этот проект, его ДНК, видеть перспективы и представлять себе его будущее. Более того, я должен понимать, что могу привнести в этот проект. Если этого понимания у меня нет, я, скорее, откажусь.

ЧТОБЫ ВОЙТИ В КАКОЙ-ТО ПРОЕКТ, Я ДОЛЖЕН ПОНИМАТЬ ЕГО ДНК

Бизнесы, которые строятся на максимизации прибыли для акционера, теряют конкурентоспособность. Вы­дающиеся компании формулируют миссии с высокими целями…

Сорвала у меня с языка! Миссийность бизнеса для меня очень важна — какой этот бизнес делает вклад в мир. Я рассчитываю, что через 5–7 лет я буду инвестировать только в бизнесы, которые будут значимы для человечества: экология, медицина, образование, возможно, колонизация космоса. Без миссии неинтересно.

Ты один из немногих украинских производителей, которые инвестируют в утилизацию отходов и вторичного сырья. Насколько актуальны такие проекты для Украины?

«Биосфера» инвестировала примерно 5 млн евро в завод PolyGreen, производящий вторичную гранулу полиэтилена. Это инвестиция не только в оборудование, но и в сложную инфраструктуру, и «набитие шишек».

С одной стороны, это чистый прагматизм. Во всем мире мусорные пакеты делают из вторичного полиэтилена. Если бы мы этого не сделали, то теряли бы конкурентоспособность. С другой — это реальный вклад в экологию. Сейчас мы ежемесячно перерабатываем 800 т мусора, то есть примерно 50–70 траков. На сегодня завод «Биосферы» уже стал рециклинг-переработчиком №1 в Украине. Наша цель — через пять лет перерабатывать 2000–3000 т.

Сегодня PolyGreen является самым высокотехнологичным и современным предприятием, аналогов которому нет в стране.

Честно, когда я сижу в ресторане и вижу, как в мусорном баке скапливается упаковочная пленка изпод напитков, думаю: «Елки-­палки! Я мог бы это переработать. А в масштабах страны сколько скапливается? Это же золото под ногами». Я реально повернут на рециклинге.

Любопытно, а ты в аэропорту заматываешь чемодан в полиэтилен, как делают многие наши соотечественники?

Нет, конечно. Понятно, что нужно все начинать с себя. Но с точки зрения экологии есть гораздо более разрушительные процессы, над которыми не все задумываются, хотя они для Украины в тысячу раз актуальнее. Например, раздельный сбор мусора. Это критически важно и показывает осознанность и зрелость людей. В Европе в каждом дворе, в любом публичном месте стоят четыре бака. А в них — разноцветные пакеты, сделанные из вторсырья. Сразу понятно, куда какой мусор сортировать. Я все это фотографирую, ведь так может быть и в Украине. К сожалению, сегодня страна делает популистские заявления, не имея на то инфраструктуры. Я еще не созрел, чтобы лоббировать экологические изменения на уровне государства.

Одни бизнесмены с легкостью берут кредиты, а другие инвестируют в основном из прибыли: «Заработали — развиваемся, не заработали — ждем». Какой путь ближе тебе?

Работать исключительно на заработанные деньги — это прошлый век, анахронизм. Задача бизнесмена — не упускать рыночные возможности. Упущенные возможности несопоставимы с процентами по кредиту. Хотя лично я считаю, что мало рисковал. Я довольно осторожен.

С годами все притупляется, труднее себя мотивировать даже в любимом деле. Что является твоей мотивацией?

Точно не деньги. Скорее амбициозность, вызов, сложность проектов, стремление быть лидером. Я не принимаю посредственных результатов. Для меня это противоестественно. Все мои проекты — это бескомпромиссность к посредственному результату. Вот мой камертон.

Ты не раз говорил, что в своих компаниях строишь культуру результативности. Что она больше напоминает — спорт, армию, джаз или что‑то другое?

Спорт. Футбол. Для меня важна командная игра. Команда — это и игроки, которые дают друг другу пасы, и запасные, и врачи, и администраторы. Если команда выигрывает, то на нашем пьедестале стоят все.

ПИК ХАРИЗМЫ: «Все мои проекты — это бескомпромиссность к посредственному результату»
В одних компаниях контролируют процесс, а в других — только результат. Что важнее для тебя?

И то, и другое. Результат в бизнесе — это большой спектр решений, идей, управления временем, ресурсов и удачи. Процесс для меня фундаментален. Гдето мы можем играть по ходу и take a chance, но процесс должен быть. Даже процесс создания инноваций обязательно должен быть. Если выстроен правильный процесс, то он дает больше возможностей и шансов на хороший результат.

У твоего эйчара, которая проработала в компании 10 лет, на столе уже много времени был приклеен стикер с вопросом от Андрея Здесенко: «Привлекательна ли все еще «Биосфера» для талантливых и высокорезультативных людей?». Это главный вопрос для тебя?

Да, самый главный. Потому что мы реализовываемся только через людей. Конкурентоспособность, эффективность и результативность дают только люди. Как говорится, корпорация движется со скоростью самого медленного топа.

Я считаю, что с точки зрения компании и ее возможностей, «Биосфера» привлекательна — мы задаем хороший темп. Но если ты спросишь, насколько лично я оцениваю привлекательность «Био­сферы» по 10балльной шкале, то я отвечу: это 7. Нам есть что улучшать.

ЖИЗНЬ — ИСКУССТВО ВОВЛЕЧЕНИЯ. ВОВЛЕКАЕШЬ ТЫ ИЛИ ВОВЛЕКАЮТ ТЕБЯ

Какой вызов перед тобой стоит сейчас?

Это осознанная замена людей, успешных в прошлом, на людей, понастоящему результативных и амбициозных, способных создавать и конкурировать быстрее и лучше других. И здесь морально-­этическая дилемма. Тебе сложно сказать: «Посмотри, у сотрудника нет результата». Или, например, приходит новый человек, который тоже показывает неплохой результат, но ты понимаешь, что он не будет драйвить так, как нужно компании. Или по ценностям не совпадает с компанией, или не способен расти личностно и профессио­нально, держать и развивать под собой команду. Дальше будет все сложнее и сложнее.

Ты даешь подчиненным право на ошибку? Какую большую ошибку ты простил?

Недавний пример. Когда поступили первые сигналы о проблемах одного известного зарубежного банка, наш ответственный сотрудник не придал этому значения. В результате капитал компании мог быть обездвижен или полностью потерян. К счастью, нам удалось оперативно найти решение и выйти с минимально возможными убытками. Ситуация крайне неприятная, но мы не уволили сотрудника, опыт которого так дорого обошелся компании.

А что ты не сможешь простить человеку?

Воровство, ложь, манипуляцию людьми и фактами.

ВОТ И ПОВОРОТ: акционер «Биосферы» и солист «Машины времени». Жить нужно не только бизнесом
Бывает, что менеджера выучили, подтянули до хорошего уровня, а он ушел в другую компанию. Если попросится обратно, возьмете?

Да, такое было не раз. Зависит от того, как человек уходил: если уходил порядочно по отношению к компании, то возьмем обратно. Есть положительные примеры, когда люди возвращались и отлично работали.

Сейчас компании наперебой соревнуются за то, кто больше «диджитал».

Я как раз сейчас разбираюсь, что такое диджитал, и мы готовимся к трансформации компании.

Кстати, о диджитализации… Лидеры Китая запустили систему социального рейтинга своих граждан. Она будет формировать рейтинг благонадежности граждан, учитывая их поведение в обществе. Как ты к этому относишься?

Если это действительно будет сбалансированная комплексная система, то в целом хорошо. Но важно, чтобы она не ограничивала креативных и изобретательных людей. У нас, кстати, Евгений Уткин с партнерами развивает подобный стартап.

Вы с супругой входите в Ассоциацию владельцев семейного бизнеса (FBN). Ты своих детей подталкиваешь к предпринимательству?

Я хочу, чтобы они были предпринимателями в тех сферах, в которых смогут стать самыми счастливыми и конкурентоспособными. Предприниматели — фотографы, модельеры, повара, айтишники — меняют мир. Я бы хотел, чтобы они максимально самореализовались в том деле, которое для себя выберут.

Стинг в интервью сказал, что не планирует оставлять состояние в 600 млн своим детям. Тебе такой подход близок?

Абсолютно. У меня двое детей. Дети не получат мое состояние и знают об этом. У них будет стартовый капитал, который позволит им начать свое дело, а дальше они должны зарабатывать и развиваться сами. Мне понравилась шутка сына одного из основателей «Тройка Диалог» Рубена Варданяна. Папа сказал: «Мое состояние в миллиард ты не получишь». На что сын ответил: «Ладно, папа. Только долги не оставляйте».

МИССИЯ ВЫПОЛНИМА: «Миссийность бизнеса для меня очень важна — какой этот бизнес делает вклад в мир»
Многие лидеры ставят себе челленджи, например Ironman, Oceanman, «Велосотка». Они встают чуть ли не в пять утра, часа полтора занимаются спортом, а потом работают до позднего вечера. Ставишь ли ты себе такие челленджи?

Сомневаюсь, что у людей, которые каждый день просыпаются в пять утра и уделяют много времени подготовке к соревнованиям, хватает не только энергии, но и мотивации. Ведь она разная в спорте и бизнесе. Это сильная расфокусировка.

Мой день начинается с пробежки, плавания или йоги — для меня этого достаточно. Раньше я занимался сквошем и футболом. Плюс у меня есть мечта — станцевать хип-хоп со своими детьми на предстоящем 50летнем юбилее. Это меня больше вдохновляет.

На обороте твоих визиток написано «Оpen for you».

Для меня это личный подход. Но на новых визитках стоит уже миссия «Биосферы»: «We create value». И то и другое для меня важно.

Недавно ты прошел Aspen-семинар «Ответственное лидерство». Что подвигло успешного бизнесмена, календарь которого расписан на год вперед, отправиться на пять дней в Карпаты на семинар?

Я никогда не перестаю учиться. И любознательность, открытость — это качества, которые я исповедую и которые являются залогом моего развития, особенно в новых бизнесах, нового опыта, новых знаний, идей. Опять­таки «Open for you» это транслирует. Aspen — это зеркало, возможность посмотреть на себя со стороны, через мудрость, через проявление других людей. Это остановиться, это на пять дней выйти из привычной мне позиции босса, лидера компании в круг равных людей и переосмыслить моменты, связанные с лидерством, менеджментом, подходами. Плюс быть вкладом для других.

Люди, с которыми я познакомился, — с ними хочется дальше идти по жизни. Аспеновское движение уникально по своему наполнению, энергетике, а главное — вкладу, который можно сделать, объединившись.

Анкета Марселя Пруста

Какой город дает тебе ощущение свободы и счастья? Днепр, Вена и Амстердам.

Главная черта характера? Харизма.

Твои ценности? Свобода и самореализация, любовь, семья.

Качество, которое ты ценишь в мужчинах? Целеустремленность, смелость.

Качество, которое ты ценишь в женщинах? Любовь, забота, эмпатия.

Представление о счастье? Ментальный экстаз.

Твоя любимая цитата или афоризм? Жизнь — искусство вовлечения. Вовлекаешь ты или вовлекают тебя.

Хороший вкус? Отсутствие плохого вкуса.

Были ли у тебя супергерои в детстве? Капитан Немо.

Инопланетяне существуют? Конечно.

Настроение в данный момент? На позитиве и уже на низком старте. Должен выезжать в аэропорт. Я люблю менять места и локации. Меня будоражат новые миры и перспективы.

 *Влажные салфетки — один из основных продуктов «Биосферы». 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.