Если вдруг вам сильно не повезет, и вы окажетесь на необитаемом острове с каким-то восторженным активистом, живущем в своем нямомирке, эта книга поможет вам остаться в трезвой памяти.

На длительное время.

Речь о третьей книге Юваля Ноя Харари «21 урок для 21 века». В редакции Leadership Journey оказалось украинское издание этой книги, появление которого поддержал Ощадбанк и его глава правления Андрей Пышный. Собственно, именно он нам ее и подарил. Спасибо, Андрей.

Я уже писал о первой книге Харари («Sapiens. Краткая история человечества» вот здесь), сейчас читаю вторую («Homo Deus. Краткая история завтрашнего дня»), но прервался для того, чтобы прочитать и дать рецензию по третьей части сапиенсовской серии Харари.

Почему?

Во-первых, потому что третья книга Харари — это прямо о том, что происходит сейчас. Во-вторых, чисто по-журналистски хотелось одним из первых написать об украинском издании, которое вышло одновременно с мировой премьерой.

Третий том транснациональной истории Харари представляет собой набор колонок и эссе израильского историка. Здесь нет почти рифмованного изложения, как в первом томе его монографии, и нет поистине визионерского подхода, как во второй книге. Здесь автор еще более неоднозначен — он спорит сам с собой и делает это очень аргументированно.

Так мы в Leadership Journey читаем интересные книги

Работа роботам

Темы животрепещущие. Плюсы и минусы либерализма, гремучая смесь национализма и религии и абсолютный диктат искусственного интеллекта, которого нам, увы, не избежать.

Это будущее уже на пороге. Автоматизация стандартных процедур — боты, оформляющие визы и контракты, медицинские программные комплексы, которые быстрее и точнее любого врача назначают нужное лечение, и банковские роботы, выдающие кредиты после анализа профиля заемщика в Facebook и LinkedIn. В ряде стран эти технологии уже даже не прототипы, а затертая от частого использования реальность.

У потерявшего свои потогонные рабместа офисного планктона будет шанс вернуться к творчеству — главной человеческой компетенции

Обратная сторона роботизации — массовые увольнения, о которых уже объявил целый ряд крупнейших работодателей. На самом деле в этом тоже есть определенный позитив. У потерявшего свои потогонные рабместа офисного планктона будет шанс вернуться к творчеству — главной человеческой компетенции. К тому, что еще долго будет неподвластно искусственному интеллекту.

Тот же, кто не научится крафтить, станет временным балластом на шее у креативного класса своих сородичей. Временным, потому что, уверен, проект реактора, работающего на биомассе, уже в разработке.

Пережили коммунизм, теперь — бигдатизм (от BigData)

Харари повторяет мысль многих своих коллег по футурологии. Речь идет о следующем окне возможностей. Так называются мощные мировые тренды. В разное время они были разными — от гонки вооружений до парада стартапов, капитализация которых исчисляется такими же цифрами, что и средний чек во время холодной войны. И следующим таким окном возможностей, пишет Харари, станут биотехнологии.

Пульсометры, шагометры, счетчики калорий — это предтеча биотехнологической революции. Но, разумеется, двигателем этого будет бизнес и старое доброе социальное неравенство. Если ранее монарх от крестьянина отличался лишь манерами и какими-то дополнительными скиллами в политике, то в эру биохакинга это отличие будет более ярким. Представьте себе ситуацию, когда богатые будут становится не просто богаче, а здоровее, умнее, выносливее. И получать они это будут не только в спортзалах и университетах, а и путем усовершенствования своего биологического тела. Отечественным парламентариям можно будет не переживать о просаженной на партийных корпоративах печени или прохудившейся от плохого кокса носовой перегородке. Все можно будет заменить — как планку оперативной памяти на своем ноутбуке.

Сбитые колени Путина

С двумя предыдущими нетленками Харари эту его книгу связывает психоаналитический подход к исследованию разных исторических явлений. К примеру, затянувшееся вставание с колен России, из-за чего страдают многие соседние государства, историк называет посттравматическим синдромом утраченной союзной мощи в 1990-х. Тогда Запад проигнорировал интересы слабой России на Ближнем Востоке, вторгся в Сербию. Собственно, это и воспламенило некоторые части тела у наших северных соседей, и они пошли восстанавливать свою былую мощь. За счет Приднестровья, Ичкерии, Грузии, а теперь Крыма и Донбасса. «С этой позиции в последних российских военных действиях можно одинаково винить и Билла Клинтона с Джорджем Бушем-младшим, и Владимира Путина», — говорит Харари.

Да, продолжает автор, с аннексией Крыма Россия смогла поднять свою самооценку (и престиж в глазах некоторых сочувствующих стран), но это все, что ей удалось поднять. Ее войны, в частности в Украине, тяжело назвать хоть сколько-то экономически выгодными. Туристические курорты Крыма и заводы Донбасса схожи в одном — они безнадежно устаревшие активы, заработать на которых очень непросто. Ну и плюс санкции.

Именно эта экономическая невыгодность, говорит Харари, и остановила Путина от похода на Тбилиси, Киев или Варшаву. «Чтобы понять ограниченность российской политики, надо сравнить грандиозный экономический прогресс мирного Китая на протяжении последних 20 лет с экономической стагнацией «побеждающей» России за тот самый период», — продолжает историк.

Еще одна излюбленная тема Харари — религия.

Православие плюс «вставание с колен» — это один из краеугольных камней путинского режима

Несмотря на 2019 год в мире до сих пор полно людей, верующих в условного супервайзера. Их немало даже в самых передовых странах, но особенную отчаянность вера приобретает в странах бывшего Советского Союза. Этим успешно пользуются разные режимы — от диктаторов до недалеко ушедших от них в мировоззрении «демократов».

Рецепт прост. Когда все реально плохо и твой популизм становится очевидным — начинай говорить о патриотизме и национальных интересах. А чтобы зашло всем наверняка — добавь туда религиозный вопрос. К примеру, православие плюс «вставание с колен» — это один из краеугольных камней путинского режима, отмечает Харари.

И не только путинского, добавлю я.

В итоге

Третья книга Харари от предыдущих двух отличается и формой, и структурой. Стойкое впечатление, что она писалась из остатков первых двух томов. Эту пестроту компенсирует неизменная точность исторического анализа и очень хорошее знание мировой политики. Последнее удивляет. Кажется, что еврейский историк понимает суть вещей, к примеру, в украинской политике лучше самих украинских политиков.

Поэтому совет — читать.

И не ныть.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.