КАРТИНА МАСЛОМ: обозреватель, футуролог и психолог рассказывает, как найти время для своего увлечения, а в увлечении — себя

У Альберта Фельдмана две жизненные ипостаси. В одной он директор украинско-израильского института стратегических исследований имени Голды Меир, в другой — живописец. Наш разговор — о сходстве бизнеса и искусства и о том, что каждый предприниматель — это в некотором смысле свободный художник.

Через художественные образы можно легко понять, чем Альберт Фельдман занимается по эту сторону холста. На его картинах — политика, попытки предугадать будущее и интерпретировать настоящее, внутренняя борьба человека. 

«ВЕЧНАЯ ЭСТАФЕТА» (2016): «Вечная эстафета» — сюрреалистическая картина, в которой показывается то, что должна существовать непрерывная связь поколений, иначе мы утратим нечто, что делает наш мир эмоциональным

Leadership Journey (LJ): Бытует мнение, что совмещать бизнес и такое фундаментальное увлечение, как, например, рисование, с одной стороны, сложно изза нехватки времени, а с другой — просто, ведь бизнес подкидывает немало интересных сюжетов для картин. Где и как вы находите время и образы для своего творчества?

«ЗАРОЖДЕНИЕ» (2017): первопричиной написания стали размышления и идеи о том, что в мире появляется больше возможностей создания искусственной жизни

Альберт Фельдман (А. Ф.): Я пишу, когда приходит вдохновение. Вот, например, серия моих еврейских портретов — лица этих людей сами появляются в моем сознании и просятся на холст. Никаких интерпретаций — у меня перед глазами четкий образ, который в неизменном виде трансформируется в картину. Но поскольку я пишу в основном маслом, то чтобы заняться живописью, мне необходимо попасть в мастерскую, где для этого есть все необходимое: холсты, краски, реактивы, лаки. Дома же я расчехляю мольберт исключительно редко, а если появляется некий замысел, я стараюсь его зафиксировать с помощью эскиза.

«ХРАНИТЕЛИ ВРЕМЕНИ» (2017): эта картина написана под влиянием книг Умберто Эко

А бывает и так, что сюжет рождается под влиянием некоей внешней идеи. Нельзя сказать, что в этом смысле я раб идеи, как любой художник. Идею надо осмыслить и перенести на холст так, чтобы она приобрела максимальную выразительность и удовлетворила автора. Ведь идея никогда не бывает плоской и не всегда оказывается образной. Вот, например, моя картина «Исход». В ней я хотел показать, что на самом деле политические лидеры — это фигуры на шахматной доске, которые всегда являются участниками многоходовой партии. Их обычное состояние — это конфликт. Конфликт с собой, с обществом, с декларируемыми целями. Это перманентное состояние. Подобная идея вначале появляется в голове, а на холст переносится, оформившись и настоявшись. В такой работе, конечно, куда больше эмоционального вовлечения, чем при написании портрета.

LJ: Можно ли процесс интерпретации абстрактной идеи в конкретную композицию рассматривать как некий проект?

А. Ф.: Несомненно. Нужно решить, что будет на переднем плане, то есть главным, что будет фоном, и какие дополнительные смыслы помимо основного будет нести картина. С точки зрения проектной динамики, это классический менеджерский проект. Так можно сказать о каждой работе. И любая работа может измениться даже на завершающем этапе. В самый последний момент вы можете ее испортить. А можете сделать шедевр.

«ВЕЛИКАЯ КНИГА» (2017): картина написана под впечатлением от произведений Дэна Брауна

LJ: Многие бизнесмены говорят, что тренды и рынок диктуют им, чем заниматься. У вас бывает нечто похожее — когда события извне обусловливают ваше творчество?

А. Ф.: Иногда я пишу картины на заказ. Но это бывает редко, и должен сказать, у меня это плохо получается. Настоящий художник избегает конъюнктуры, его картины — это состояние его души в тот или иной момент. Например, мои еврейские портреты мало кому нужны, но я все равно их пишу. Потому что считаю, что они — настоя­щие. Если же ты изначально ориентируешься на то, что требует от тебя рынок, тебе никогда не стать настоящим художником. Это уже не искусство — это ремесло.

«ВЫСШИЕ СИЛЫ» (2015): обыгрывание богинь судьбы Мойр. В какой-то мере это сюрреалистическая икона

Творчество — очень вариативный процесс. Повлиять на него могут даже, казалось бы, незначительные нюансы. У меня несколько раз было, когда по приходу в мастерскую я замечал, что картина, над которой работаю, выглядит немного иначе, чем вчера. А это просто муха села на холст и перенесла частички незасохшей краски на другое место. И все — картина заиграла подругому. Не прорисовывать детали, а сообразно своему чутью и вдохновению транслировать эмоцию — вот что такое настоящая живопись.

LJ: Давно ли вы рисуете? Как пришли к живописи, что стало толчком к этому увлечению?

А. Ф.: Все случилось довольно необычно. После Майдана и начала АТО я плотно сотрудничал с украинскими психологами, помогая им с реабилитацией ребят, вернувшихся из зоны боевых действий. В свое время в Израиле я занимался военной психологией и изотерапией как одной из ее составляющих — эту же методику предложил использовать здесь. Изотерапия, то есть рисование, очень помогает при посттравматическом синдроме. Самой же живописью я начал увлекаться еще раньше, а тут окунулся в нее с головой — спонтанно родилась одна картина, потом вторая, третья… Сначала это была пропаганда методики на собственном примере, а потом меня както провернуло и глубоко увлекло. Сегодня изотерапию в Украине практикуют во многих реабилитационных центрах АТО.

LJ: Как бы вы описали свой стиль?

«ИГРА» (2017): «Игра — это моя любимая тема шахмат. Я часто задумываюсь над тем, почему жизнь так странно тасует колоды»

А. Ф.: По большому счету, в той или иной мере рисовать может любой человек: ктото — абстракции или пейзажи, ктото — натюрморты или жанровые сцены. Я непрофессиональный художник, и для меня всегда было важно не перерисовывать, не зацикливаться на деталях и мелочах — тогда теряется кайф от живописи. Мой стиль — субимпрессионистский, он свободный. Я вне деталей, пропорций и правил. В самом начале я взял несколько уроков живописи, но быстро понял, что мне это неинтересно, поскольку я теряю кайф. Пусть с точки зрения академичности я пишу неправильно — зато я делаю это так, как мне нравится. Я живу эмоцией и выплескиваю ее на холст.

LJ: Искусство и бизнес пересекаются?

«СИЛА СЛОВА» (2016): эта работа посвящена людям, которые своими вербальными возможностями, своим словом и лидерскими качествами, харизмой могут изменить мир

А. Ф.: У меня это пересечение выражается довольно своеобразно. Многие из клиентов моей консалтинговой компании бонусом к консультациям получают в подарок картину. Например, какуюнибудь из акварелей с видами Крещатика или Киево-Печерской лавры, которые я пишу легко и быстро. Это не только сувенир на память, а и некая ментальная и эмоциональная связь двух людей. Это теплота и близость, которых так часто не хватает нам в бизнесе.

LJ: Многие бизнесмены не приемлют курсов МВА только потому, что опасаются их академичности. Мол, это загонит мышление в рамки, в то время как бизнес — это предпринимательский дух, интуиция и талант, которые не терпят ограничений. Согласны ли вы с тем, что бизнес можно считать особой разновидностью творчества?

А. Ф.: В тот момент, когда ты обрастаешь знаниями, на смену интуиции приходит опыт и некая шаблонность решений. И зачастую дальнейшее движение происходит не согласно накопленным правилам, а по интуиции. Представьте, что вы осматриваете вернувшиеся из боя самолеты. Глядя на пробоины от снарядов, вы первым делом думаете, что именно в этих местах нужно усилить защиту. Однако ведь эти самолеты все равно выжили, а вот пробоины тех, что не вернулись на базу, как раз и оказались смертельными. Так и с МВА: вас пичкают успешными кейсами, тогда как самое важное знание могло бы дать изучение проектов, которые провалились. Системные знания в бизнесе жизненно важны, однако в тот момент, когда вас нагружают чрезмерным количеством «правильных» кейсов, вы отчасти теряете свое предпринимательское чутье. Пусть с этими кейсами в первую очередь знакомятся ваши подчиненные, а лидер должен всегда действовать интуитивно — даже несмотря на возможные ошибки, которые есть и всегда будут. Задача лидера — принять стратегическое решение, а это тоже вопрос интуи­ции.

«НИРВАНА» (2015): нирвана — это вечное наше желание найти спокойное, уютное место, где можно остаться на единения с собой и попытаться себя почувствовать

LJ: В вашем кабинете немало предметов минувших эпох. Это соединение прошлого и настоящего помогает вам реализоваться как футурологу?

А. Ф.: Я много занимаюсь футурологией, но мне очень нравятся старые интерьеры. Я считаю, что прошлое — это наш базис, а вещи, созданные 200–300 лет назад, служат отличной ментальной платформой для толчка вперед. Например, недавно мне попалась на глаза фотография одного из первых вертолетов, созданного в 1907 году. Удивительно, как он похож на современные дроны! Вообще, антиквариат — мое второе хобби после живописи. Бывая за границей, я обязательно заглядываю на местные блошиные рынки в поиске забавных вещиц. При этом мне всегда интересно их тогдашнее предназначение. Вот, к примеру, есть у меня необычный ящик с часами, о котором продавец мне не смог ничего толком рассказать. Что за ящик, зачем нужны часы? Я начал копаться, и выяснилось, что это приспособление военно-полевой почты для содержания голубей, а часы нужны для автоматического открывания дверок строго в назначенное время — так тогда решили проблему своевременной отправки почтовых сообщений голубями.

LJ: В вашей жизни присутствует необъяснимое? Вы упомянули о старинном вертолете, который очень похож на современные дроны, — как тут не вспомнить о теории, согласно которой существует некое информационное поле Земли и оттуда возможен забор накопленных данных. Вам не кажется, что такие совпадения бывают, когда знания в разное время берутся из одного и того же депозитария в ноо­сфере?

А. Ф.: Я неоднократно замечал, что образы, которые я переношу на холст, потом кажутся людям знакомыми. Причем один и тот же образ одинаково идентифицируют совершенно разные люди. Например, у меня есть серия портретов еврейских музыкантов с инструментами — скрипками, кларнетами, тромбонами и т. д. Во время проходившей в Киеве выставки этих работ почти все музыканты были так или иначе опознаны. Какимто необъяснимым образом на этих абстрактных портретах проступают черты реальных людей.

LJ: Ваша картина «Исход» поражает метафоричностью сюжета. Моисей водил еврейский народ 40 лет по пустыне не потому, что не знал дороги, а для того, чтобы люди очистились от накопившейся рабской ментальности. Как вы думаете, нет ли в этом сюжете определенного сходства с сегодняшней Украиной? Как долго нам еще предстоит блуждать, прежде чем мы выйдем на правильный путь?

А. Ф.: Украина ищет свой путь с 1991 года, если не с 1989го, когда стало понятно, что Союз на грани развала. Блуждание длится уже более 25 лет, и никто не знает, сколько еще предстоит. Не исключено, что, как и в случае с Моисеем, можно говорить о четырех десятилетиях или около того — за это время как раз сменятся два поколения, и ментальность людей полностью очистится от «совка». Та же Россия куда быстрее преодолела этот этап: после дефолта 1998 года она начала развиваться почти как посткапиталистическая страна. Другое дело, что изменившаяся затем парадигма власти привела ее к тому положению международного изгоя, в котором она находится сейчас.

У Украины своя дорога. Блуждание закончится тем быстрее, чем скорее удастся избавиться от дефицита доверия — именно это я считаю главной проблемой сегодняшней Украины. Здесь никто понастоящему не дорожит своей репутацией — ни политические лидеры, ни бизнесмены, ни обычные люди. И это наблюдается в любой сфере жизни, какую ни возьми. На рынке вы покупаете продукты — и со временем замечаете, что их качество упало либо вас начали обсчитывать. Вы идете в только что открывшийся ресторан, а через год-другой понимаете, что былого качества и разнообразия блюд давно уж нет, а цены неоправданно завышены. То же самое относится и к украинским политикам. Как только украинцы начнут дорожить своей репутацией, они и от других начнут требовать того же. Это и станет концом нынешней эпохи популизма и пустых обещаний.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.