Фото: evo.business

Как вести бизнес, привлекать инвестиции и разрабатывать стартапы, когда за окном война? Актуальный вопрос для нынешней Украины. Но речь не об Украине, а о стране, которая и вовсе не знала мирной жизни.

Об Израиле.

Сегодня мы читаем по диагонали (но не сквозь пальцы) книгу «Страна стартапов. История израильского экономического чуда» авторства Дэна Сенора и Сола Сингера. Первый — политконсультант, второй — журналист.

Эта книга о том, как у евреев получилось — сначала создать свое национальное государство, а потом сделать его мировым лидером по разработкам в сфере высоких технологий

Эта книга о том, как у евреев получилось. Сначала создать свое национальное государство, а потом сделать его мировым лидером по разработкам в сфере высоких технологий. Особенно это кажется удивительным, если учесть, что все свои рекорды (привлечения инвестиций в том числе) израильтяне поставили в условиях военных действий — локальных войн и систематических атак террористов.

К примеру, в 2001–2006 годах, когда в мире лопнул мыльный пузырь доткомов (где участвовало немало израильских компаний), а сам Израиль включился во Вторую ливанскую войну, его доля на рынке венчурного капитала не упала, а выросла вдвое. Яркой иллюстрацией доверия к израильскому рынку стала покупка Уорреном Баффеттом местной компании за $4,5 млрд. Так тот, кого пресса прозвала «апостолом избегания рисков», прервал свое более чем десятилетнее молчание на финансовом рынке.

ЕДИНСТВЕННЫЙ КАПИТАЛ

В библиотеке моего отца сохранилась старая книга — сборник рассказов об уехавших в советское время в Израиль евреев. Книга, ясное дело, совковый агитпроп. Стенания о безжалостном капитализме, в который приезжали бесславно умирать наивные советские евреи. Их удел печален — 12-часовой рабочий день, темные «однушки» и ни единого проблеска того светлого будущего, которое незримо присутствует в жизни любого советского человека. Да и откуда здесь свет-то — в гнезде оголтелого сионизма.

Те, кто сумел пережить концлагеря и газовые камеры Второй мировой войны, приехали на другую войну — с пустынями и арабами

Но самое интересное в том, что, по словам авторов «Страны стартапов», все приблизительно так и выглядело. С самого начала процессов израильского «державотворення» евреи могли надеяться только на евреев. Те, кто сумел пережить концлагеря и газовые камеры Второй мировой войны, приехали на другую войну — с пустынями и арабами.

Продукты выдавались по карточкам, сотни тысяч иммигрантов в новое государство жили в палаточных городках. Средний уровень жизни, по оценке авторов книги, был сравним с жизнью американцев в XIX веке. «Все было нормировано, — приводят в книге слова одного из новоприбывших на Землю обетованную. — Яйцо выдавали одно на неделю».

Впрочем, это единственное, о чем не соврали советские пропагандисты. Главное, чего не было в том партийном талмуде, — настроения приехавших на свою историческую родину евреев. Люди из разных стран и континентов приехали на свой самый масштабный проект — строительство собственной страны. «Единственным капиталом, к которому мы имели доступ, был человеческий капитал», — описывают дух того времени авторы.

ХУПЦА

Значение этого слова на идише колеблется от наглости и высокомерия до смелости и отваги

Это тот случай, когда фактором успешного сценария в Израиле стал пресловутый менталитет. А именно — хупца. Как много в этом звуке для сердца израильтянина слилось! Значение этого слова на идише колеблется от наглости и высокомерия до смелости и отваги.

Ну а все вместе это хупца.

Человек со стороны может заметить хупцу в каждой минуте своего пребывания в Израиле. Здесь студенты спорят с профессорами, чиновники ставят под сомнение слова министров, а солдаты могут негласно переизбрать своего командира. «Настоящая демократия», — скажет привыкший к хаосу у себя на родине украинец. «Хаос», — подумает полюбивший сильную руку диктатора мокшанин. «Трамп», — триггернется мой друг из Вайоминга, который с детства боится клоунов.

Но гой — не гей, а хупца — не украинские выборы. Хупца — это ядро всего еврейского. «Если будешь отмалчиваться, то останешься сзади» —  так описывают  хупцу авторы израильской истории успеха.

Если будешь отмалчиваться, то останешься сзади

Как это работает? Вот хорошая иллюстрация. Речь идет об уже ставшем классическим кейсе противостояния двух офисов компании Intel — глобального и израильского.

История начинается в конце 1970-х годов, когда развернулась так называемая война микропроцессоров. Компании — производители микропроцессоров старались сорвать куш на быстрорастущем рынке. Общий знаменатель был один — чем выше тактовая частота процессора, тем он лучше продается. Этот технический критерий быстро стал финансовым. Чем быстрее был процессор той или иной компании, тем выше были котировки ее акций на бирже.

Однако вместе со скоростью процессоров росла и их рабочая температура. Чтобы не превратить офисы в баню, в комплекте с каждым таким процессором шел внушительный блок охлаждения. За большую производительность приходилось платить габаритами машин, и, казалось, выхода из этого порочного круга не было.

Но помогла хупца.

То утро в штаб-квартире Intel не забудут еще долго. Это и понятно — израильский офис назвал политику компании ошибочной и предложил развернуть разработки на 180 градусов. Такого реверанса мировой холдинг, в условиях растущей конкуренции на рынке, мог и не выдержать.

Но израильтяне настаивали. Они пошли против святого принципа и предложили понизить тактовую частоту процессора, а так и его энергопотребление. Чтобы их коллеги из глобального офиса перестали падать в обморок во время видеосвязи, в Хайфе объяснили, что планируют построить работу процессора по принципу коробки передач в автомобиле. То есть скорость работы компьютера будет не меньше, но процессор будет потреблять меньше энергии и меньше греться. Венцом израильских разработок стал двухъядерный процессор, который воплотил описанный выше принцип.

За два года — с 2003-го по 2005-й — продажи компании Intel выросли на 13%, а команда инженеров из подразделения Intel в Хайфе стала главным «процессорным» отделом в компании.

За два года — с 2003-го по 2005-й — продажи компании Intel выросли на 13%.

«Пятью израильтянами управлять сложнее, чем пятьюдесятью американцами, потому что они (израильтяне) будут постоянно бросать тебе вызов — начиная с «А почему ты мой начальник, а не я твой?», — сыплет афоризмами Мули Иден, экс-президент израильского филиала Intel.

АРМИЯ

Центральное место в книге уделено основному феномену израильского общежития — армии, которая для народа и с народом. Последнее следует воспринимать в отрыве от советской традиции. В Израиле армия — ядро многих технологических процессов. Привычная логика предпринимательства выглядит так: «служили вместе — стали деловыми партнерами». Причем часто предпринимательство не отрицает дальнейшей армейской службы. «Днем делаем стартапы, вечером — тренируем спецназ» — это еще одна привычная матрица жизни израильтянина в XXI веке.

«Днем делаем стартапы, вечером — тренируем спецназ»

«Ищем того, кто служил в 8200» — можно найти в досках объявлений в онлайне. И 8200 — это не херсонское ПТУ и не школа имени Ковпака на Осокорках, а спецподразделение израильской армии, куда попадают только после тщательных тестов — интеллектуальных и психологических. Раз носил шевроны этого подразделения, то управлять бизнесом точно сможешь — считают многие рекрутеры в крупнейших компаниях страны.

Израильским эквивалентом Гарварда, Принстона и Йеля являются элитные подразделения ЦАХАЛ

«Хотя в лучшие университеты Израиля поступить непросто, израильским эквивалентом Гарварда, Принстона и Йеля являются элитные подразделения ЦАХАЛ. Подразделение, в котором служил кандидат, дает потенциальным работодателям представление о том, через какой процесс отбора он или она прошли и какими навыками или похожим опытом обладают», — пишут авторы.

Стоит ли удивляться, что в 2008 году на каждого гражданина Израиля приходилось в 2,5 раза больше венчурных инвестиций, чем в США, и в 30 раз больше, чем в Европе. В 2016-м по количеству компаний, зарегистрированных на бирже NASDAQ, Израиль уступал только Канаде, Китаю и США. В XXI веке Израиль стал мировым лидером по доле вложений в исследования и разработки, и только в 2013 году его опередила Южная Корея. «Высокие технологии в сфере телекоммуникаций стали национальным спортом, который помогает бороться с клаустрофобией, которую порождает жизнь в маленькой стране, окруженной врагами», — объясняет глубинные причины израильского технологического чуда Орна Берри, успешный венчурный инвестор.

Инновационный подход коснулся всех сфер экономики Израиля. Переселенцы придумали для своей страны на песках лучшую в мире систему капельного орошения, реабилитировали дискредитированные в Советском Союзе аграрные коллективные хозяйства и даже сбросились всей нацией на космический зонд на Луну.

ВЫВОД

Книга — очень полезное в своем роде руководство по построению стран, где хочется жить, а не воровать канализационные люки. Конечно, для этого надо не только «пышатыся», но и работать.

Читать ее обязательно для президентов. Особенно тех, у которых за плечами опыт комедийных шоу, а не курсы престижных бизнес-школ.

Читать ее обязательно для президентов. Особенно тех, у которых за плечами опыт комедийных шоу, а не курсы престижных бизнес-школ.

«Как и Израиль, который одновременно является древней страной и современным стартапом, Украина ныне переизобретает себя», — пишут Дэн Сенор и Сол Сингер в предисловии к украинскому изданию книги.

Мазаль тов нам всем.

P.S. В работе была книга от издательства Yakaboo Publishing «Країна стартапів. Історія ізраїльського економічного дива» (2018). Дякую за чудовий український переклад.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.