Стремительное «падение с небес» автомобильной легенды Карлоса Гона отражается на всей отрасли и бросает тень на будущее альянса Renault — Nissan — Mitsubishi, крупнейшей автомобильной группы в мире, которую он создал и возглавлял. Это также запустило конфронтацию японских и французских властей.

В ноябре 2018 года Карлос Гон был арестован в Японии за предполагаемое уменьшение в отчетах величины своих выплат на посту президента Nissan и использование активов компании в личных целях. Сообщается, что он опроверг эти обвинения. Гона убрали с его постов и в Nissan, и в Mitsubishi, где он также был президентом, но он сохраняет свою должность президента и СЕО Renault. Между тем французские власти заявили, что они ждут доказательств предполагаемого злоупотребления. Гон является гражданином Франции, и французское правительство владеет 15% акций компании Renault, которой принадлежит 43% компании Nissan. Nissan владеет 15% без права голоса в Renault и владеет 34% акций Mitsubishi.

Поскольку будущее Гона вызывает сомнения, ключевым уроком для корпораций является риск сосредоточить слишком много власти в одних руках.

Гон — знаковая фигура в отрасли; он возглавлял преобразования в Nissan и Renault. Он также является первым человеком в мире, который управлял двумя компаниями из списка Fortune 500 одновременно. В отрасли, которая наблюдала неудачные слияния, такие как Daimler — Chrysler, считают, что он успешно управлял автомобильным альянсом, который по некоторым параметрам стал крупнейшим в мире продавцом автомобилей в 2017 году. Поскольку будущее Гона вызывает сомнения, ключевым уроком для корпораций является риск сосредоточить слишком много власти в одних руках.

Профессор менеджмента из Уортона Джон Макдаффи сказал, что он «шокирован и поражен» падением Гона. Макдаффи является директором Программы инноваций в области транспорта и мобильности в Институте Мэк по Управлению инновациями. «Я знаю о некоторых трениях в альянсе, но также и о его сильных сторонах, — сказал он. — Ничто из этого не давало мне никакого намека на этот персональный скандал с участием Гона».

Так случилось, что Макдаффи прибыл в Японию за ночь до ареста Гона и получил представление о необычайно сильном воздействии этого ареста на Nissan. На пресс-конференции после ареста СЕО компании Nissan и протеже Гона «был искренним и откровенным, что нехарактерно для японского руководителя высшего эшелона, рассказывая, какой шок, печаль и гнев вызвал у него этот арест», — вспоминает Макдаффи.

Гона не особенно любили, хотя относиться к нему нужно было с уважением

Ричард Дашер, директор Центра управления технологиями США — Азии в Стэнфордском университете, предположил, что проблемы накапливались постепенно. Он описал Гона как «авторитарного лидера» в стиле Стива Джобса из Apple, и заявил, что «[его] не особенно любили, хотя относиться к нему нужно было с уважением».

«Похоже, это было подстроено новым руководством Nissan, — добавил Дашер. — Звучит так, будто они его поймали на чем-то. Компенсационные пакеты руководителей очень сложны». Но он отметил, что Гон не был обвинен в таком постыдном поступке, как неэтичные денежные выплаты. «Похоже, это было связано с тем, что компания купила четыре роскошных объекта зарубежной недвижимости и предоставила их в пользование господину Гону. И он не посчитал то, что компания заплатила за эти объекты, как часть своего личного дохода, который положено указывать».

Многие люди считают Гона «одним из спасителей автомобильной промышленности»

По словам Тима Хаббарда, профессора-ассистента кафедры менеджмента в Мендозском бизнес-колледже Университета Нотр-Дам, многие люди считают Гона «одним из спасителей автомобильной промышленности». «Когда такие события случаются, когда возникает личностная проблема в компании, это очень разочаровывает, — отметил он. — Это одна из тех ситуаций, когда вы надеетесь, что если СЕО или президент теряет свою работу, то в связи с проблемами производственной деятельности, а не потому, что руководители решили извлечь личную выгоду настолько противоправными действиями, что японские власти арестовывают его».

Переворот или проступок?

По данным CNBC, Гон заработал компенсацию в размере $8,4 млн от Renault и $6,5 млн от Nissan в 2017 финансовом году, не считая выплат Mitsubishi. Тем не менее, согласно отчету Reuters, он якобы сообщил Токийской фондовой бирже лишь о половине из примерно $89 млн в виде компенсации за пять лет.

По мнению Хаббарда, прозрачность в оплате труда имеет решающее значение, особенно для такой должности, как у Гона. «Это один из тех случаев, когда мы действительно ожидаем, что совет директоров и общественность будут точно знать, сколько получает СЕО, — сказал он. — И когда есть расхождение в этой сумме, это потому, что не было этой прозрачности».

Это один из тех случаев, когда мы действительно ожидаем, что совет директоров и общественность будут точно знать, сколько получает СЕО

По словам Хаббарда, этот явный недостаток прозрачности произошел на фоне разногласий во Франции и Японии по поводу оплаты труда СЕО. «Он заработал в четыре раза больше, чем генеральный директор Toyota, и поэтому он уже зарабатывал много денег, — сказал Хаббард. — В таком случае он мог заработать еще больше и скрыть это от общественности». Дело Гона представляет «необычную ситуацию, потому что он должен согласовывать требования корпоративного управления и ожидания японских компаний, одновременно с ожиданиями французских компаний».

Тем не менее, благодаря успеху Гона в управлении альянсом Renault — Nissan — Mitsubishi, «я уверен, что его требования о высокой заработной плате, вероятно, были приняты довольно быстро», — сказал Макдаффи. Дашер добавил, что, хотя зарплата Гона «довольно высока, она сопоставима» с тем, что заработали в прошлом году Мэри Барра, глава совета директоров General Motors, и Джим Хакетт, СЕО Ford Motor (по оценкам, $22 млн и $16,3 млн в 2017 году соответственно).

«Если бы он не стал таким героем на ранних этапах этого преобразования в Nissan и Renault, многие посчитали бы немного рискованным сконцентрировать столько власти в руках одного человека»

Слишком много власти?

Может быть, у Гона было слишком много контроля над тремя компаниями? Очевидно, да, отметил Макдаффи, ссылаясь на комментарии директора Nissan на пресс-конференции. 64-летний Гон приближается к пенсии и уже объявил о своих планах уйти со всех постов в альянсе к 2020 году. «Если бы он не стал таким героем на ранних этапах этого преобразования в Nissan и Renault, многие посчитали бы немного рискованным сконцентрировать столько власти в руках одного человека».

По мнению Дашера, столкновение по поводу власти Гона достигло апогея. «Меня немного беспокоит то, что мы видим, как японский консенсусный менеджмент старого стиля пытается заменить или избавиться от иностранного, автократического стиля управления», — сказал он. Ссылаясь на реплики на пресс-конференции о власти одного человека, он добавил: «Я подозреваю, что есть группа директоров и других руководителей, которые хотели бы вернуться к прежнему стилю руководства в Японии».

Макдаффи отметил, что Гона критиковали за то, что он недостаточно занят планированием преемственности. «Но я не припомню другой подобной ситуации в мире, когда один человек был бы президентом трех разных автомобильных компаний и генеральным директором двух из них, — сказал он. — С другой стороны, этот альянс с самого начала имел необычную форму корпоративного управления, и некоторые люди считают, что это является причиной его успеха. Это и не слияние, и не поглощение. По крайней мере, риторика заключалась в том, что компании являются равноправными сторонами при принятии всех решений».

Гон является клеем, который скрепляет альянс и заставляет его работать

«Возможно, Гон является клеем, который скрепляет альянс и заставляет его работать, — сказал Хаббард, отметив, что каждая из компаний управляется независимо и они делятся между собой моделями и технологиями, чему способствует качество координации в пределах трех компаний. — Наличие сильного лидера, который может взять на себя ответственность в каждой из трех компаний, может быть причиной успеха альянса. Возможно, что без него там возникнут проблемы с продвижением альянса вперед».

Даже те, кто хотят, чтобы Гона убрали, относятся к нему со сдержанным уважением.

Даже те, кто хотят, чтобы Гона убрали, относятся к нему со сдержанным уважением. СЕО компании Mitsubishi Осаму Масуко не думает, что один человек мог бы заменить Гона во всех его ролях в трех компаниях, пишет The Guardian. Nissan также выразила благодарность Гону за проведение преобразований: «Мистер Гон был ведущим архитектором плана возрождения Nissan, который в течение двух лет трансформировал компанию из почти банкрота в прибыльную». В компании добавила, что под его руководством она имела «более высокую норму прибыли, чем многие конкуренты, и расширилась географически».

Что впереди?

Беспорядки в Renault — Nissan — Mitsubishi происходят в «напряженное и одновременно захватывающее время для традиционного автопрома», — считает Макдаффи. Он отметил, что индустрия сталкивается с многочисленными изменениями — от электромобилей до автономных транспортных средств и мобильности как услуги (таких как Uber и Lyft), а также появления множества новых конкурентов из Кремниевой долины и других мест. «Эти фирмы изо всех сил пытаются выяснить, как лучше всего справляться со всеми этими новыми разработками и при этом вести традиционный бизнес», — отметил он.

По крайней мере, альянс добился определенного успеха. «Честно говоря, работали они довольно хорошо», — сказал Макдаффи. — Nissan считается лидером в области автономных транспортных средств и электромобилей как в Японии, так и в других странах мира». Он отметил, что Renault преуспел в разработке «некоторых чрезвычайно экономичных конструкций» для рынков Восточной Европы, Индии и в последнее время также для Китая.

По словам Хаббарда, любые изменения в том, как Nissan будет работать после официального ухода Гона, будут зависеть от того, какой властью он на самом деле обладал

По словам Хаббарда, любые изменения в том, как Nissan будет работать после официального ухода Гона, будут зависеть от того, какой властью он на самом деле обладал. На данный момент, однако, фондовый рынок рассматривает удаление Гона как проблему для Nissan, поскольку акции компании упали после его ареста. «Если бы это было традиционное увольнение из-за проблем с СЕО, его уход оказал бы позитивное влияние; мы бы увидели рост цен на акции. Это арест, так что снижение курса акций понятно. Но в то же время если бы смена руководства была выгодна для каждой из компаний, мы бы не увидели сильную тенденцию к снижению».

По мнению Макдаффи, «у альянса, вероятно, есть много сильных сторон и причин преодолеть этот кризис». Непредсказуемость лежит в основе этого скандала и конфликта между французским правительством, советом директоров Renault и советом директоров Nissan. Каждый из них видит выход из положения по-своему. Он указал на напряженность в связи с предложением о полном слиянии, в котором доминирующий пакет акций компании Renault обеспечил бы ей более устойчивую власть. Компания Nissan решительно этому сопротивляется: «Сложности корпоративного управления здесь могут дестабилизировать альянс — и это очень жаль, потому что там большой потенциал».

P.S. Сумма сокрытых от декларирования доходов с 2010 по 2017 годы оценивается в 8 млрд иен (около $71 млн). — Ред.

P.P.S.: Карлос Гон должен появиться в Токийском окружном суде 8.01.2019, чтобы лично выслушать причины своего ареста в ноябре прошлого года. — Ред.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.