На последнем Киевском международном экономическом форуме тема лидерства будущего была одной из основных. Leadership Journey записал панель «Новые лидеры в цифровом мире», в которой приняли участие председатель венчурного фонда Nextury Ventures Илья Лаурс, управляющий партнер «Делойт» в Украине Андрей Булах, основатель группы компаний «Камион-Оил» Ольга Гуцал, партнер швейцарской бизнес-школы IMD (International Institute for Management Development) Валерия Павлюковская, а также CEO и сооснователь компании Petcube Ярослав Ажнюк. Модератором дискуссии выступила основательница и управляющий партнер компании Jansen Capital Management Жанна Крючкова.

Жанна Крючкова: Представляю аудитории нашего первого спикера: это Ольга Гуцал, СЕО компании «Камион-Оил». Ранее в этом году Ольга провела месяц в США, в частности, две недели в Кремниевой долине. Она побывала в Google, Facebook, PayPal, Walmart, а также в Стэнфорде. Ольга, произошла ли у вас после этой поездки ломка стереотипов, и как это пополнило ваш профессиональный багаж?

Ольга Гуцал: За последние 25 лет мир, а вместе с ним и бизнес изменились до неузнаваемости. И если раньше потребитель, что называется, бегал за производителем товаров или поставщиком услуг, то теперь все наоборот. Сейчас непросто продавать что бы то ни было: ассортимент огромен, конкуренция высочайшая. И мне необходимо как-то достучаться до потребителя и предложить нечто эдакое, чтобы й предыдущий опыт, все прочитанные умные бизнес-книги можно отправить в корзину. Все прошлые знания нужно выковырять из собственной головы — именно выковырять, потому что они мешают жить в сегодняшнем мире.

Жанна Крючкова: Ольга, спасибо, очень интересные умозаключения! А сейчас наш следующий спикер: Илью Лаурс. Илья — председатель венчурного фонда Nextury Ventures и создатель одного из крупнейших в мире интернет-магазинов мобильных программ GetJar. Кроме того, он входит в топ-25 хайтек-лидеров Европы по версии Wall Street Journal. Сейчас Илья инвестирует в стартапы и активно работает с людьми, поэтому у меня соответствующий вопрос. Илья, как известно, бизнес — это в первую очередь люди и только затем — технологии. Опишите лидера, который, по вашему мнению, наиболее перспективен с точки зрения инвестирования в нынешнюю цифровую эпоху.

Каким бы функциональным и привлекательным по цене ни казался продукт, бренд не будет успешным, если он не вызывает у потребителя эмоцию

Илья Лаурс: Здесь очень много аспектов, а один из главных — цифровая грамотность. Сейчас она значит намного больше, чем умение читать и писать сто лет назад. Цифровая грамотность — это умение работать со всеми современными диджитал-инструментами. Этот навык делает человека и руководителя в сто, в тысячу раз продуктивнее. Этому сейчас не учат ни в школе, ни в университете — эти знания нужно осваивать самостоятельно в реальном времени. Еще и потому, что постоянно появляется что-то новое. Вот почему современный лидер, чтобы быть успешным, обязательно должен обладать цифровой грамотностью.

Второй аспект — личностные качества. Каким бы функциональным и привлекательным по цене ни казался продукт, бренд не будет успешным, если он не вызывает у потребителя эмоцию. Продает именно эмоция, а ее генератором в любом случае выступает руководитель компании, ее лидер. Понимание человеческой психологии, умение общаться и находить общий язык с самыми разными людьми — вот что делает сегодняшнего лидера успешным, а компанию — прибыльной.

Лидер — не тот, кто сам достигает цели, а тот, кто побуждает других людей к ее достижению

Жанна Крючкова: Илья, спасибо! Наш следующий спикер — Валерия Павлюковская. Валерия приехала из Швейцарии, она большой эксперт в области бизнес-образования и является партнером одной из лучших бизнес-школ в мире — швейцарской IMD. Валерия, в последние годы звучит критика классических бизнес-школ и программ MBA: дескать, это образование с методикой десятилетней давности, которая не отвечает сегодняшним требованиям бизнеса. Поэтому хотелось бы из первых уст услышать, как сейчас построено образование в бизнес-школах и каков нынче жизненный цикл обучающих программ в передовых заведениях?

Валерия Павлюковская: Основания критиковать классический подход бизнес-школ есть, однако они меняются, чтобы идти в ногу со временем. На примере наших клиентов могу сказать, что за последние три года цифровая трансформация бизнеса стала едва ли не главным запросом со стороны предпринимателей. Диджитализация шагает по планете, поэтому собственники компаний и топ-менеджеры хотят разобраться, какие бизнес-модели являются эффективными в нынешней цифровой среде, и определиться со стратегий развития. И при этом не провалиться на пути трансформации компании в поиске некоего светлого будущего. Именно этому мы сейчас учим, причем в программе есть и практические тренинги, которые позволяют создать продукт или сервис для решения конкретной задачи и затем вывести их на рынок. И это, по большому счету, в рамках непосредственно МВА.

Жанна Крючкова: Валерия, спасибо! Наш следующий спикер — управляющий партнер компании Deloitte Андрей Булах, который проводил аудит крупных транснациональных и локальных компаний, выводил компании на IPO, а в настоящее время является лидером группы по инновациям на уровне СНГ. Андрей, какую корпоративную культуру вы бы порекомендовали строить людям в нашей аудитории?

Андрей Булах: Пример очень многих компаний показывает, что постановка в бизнесе более высоких целей позволяет сплотить вокруг них команду и в итоге добиться более высокого результата. При этом для каждой отдельно взятой компании или руководителя принципы построения корпоративной культуры зависят от того, на каком этапе развития находятся компания или сам руководитель. В Украине многие предприятия уже преодолели так называемый красный уровень: либо я побеждаю, либо меня съедят. Следующий этап развития бизнеса — отладка внутренних бизнес-процессов и постановка более высоких целей. И здесь особое значение приобретает эмоциональная вовлеченность сотрудников в деятельность компании. Я большой сторонник того, что мы называем higher propers, — когда в компании людей объединяет некая высокая цель, а корпоративная культура построена вокруг неких ценностей, которые делают возможным достижение этой цели.

Жанна Крючкова: Андрей, благодарю вас! С удовольствием представляю аудитории Ярослава Ажнюка, сооснователя стартапа Petcube, который специализируется — внимание! — на гаджетах для домашних животных. Его компания базируется в Кремниевой долине, а одно из подразделений находится в Киеве. Ярослав, как пришла эта, на первый взгляд, безумная идея — гаджеты для животных, и кто был первыми инвесторами компании? Также интересно узнать ваше мнение по такому вопросу: должен ли лидер быть немножко фантастом и ставить перед собой даже, казалось бы, несбыточные цели?

Ярослав Ажнюк: Стартап Petcube родился благодаря идее одного из его сооснователей Александра Нескина. Его собака, оставаясь дома одна, скучала, постоянно лаяла и выла. Чтобы наблюдать за ней, Александр вначале установил видеокамеру, а затем добавил к ней бытовой лазер, позволивший играть с псом. Именно такой гаджет мы сейчас выпускаем, а также камеру, к которой подключена кормушка.

Согласен, идея стартапа была абсолютно сумасшедшей. Кто купит за $200 приспособления для игры лазером с кошкой или собакой? Пусть даже с классным дизайном и в стильном алюминиевом корпусе. Однако нашлись те, кто сказал: «Вау, классная вещь!». Как, например, один из первых наших инвесторов — проживающий в Бостоне выходец из России Семен Дукач, который известен своей методикой выигрыша в казино, основанной на математическом анализе.

Наша миссия — посредством современных технологий поднять социализацию домашних животных на новый уровень

Что до того, должен ли лидер быть фантастом… Вы знаете, сейчас в мире нет дефицита капитала, но есть дефицит амбиций и больших идей. Идет конкуренция талантов, а единственный способ привлечь их на свою сторону — ставить интересные вызовы и иметь в компании высокую миссию, которой эти люди будут с охотой следовать.

Жанна Крючкова: Ярослав, спасибо! А мы продолжаем говорить о видении. В середине прошлого века президент компании IBM считал, что мировой рынок компьютеров может составить не более пяти машин, а глава Digital Incorporations не видел ни единой причины, по которой люди когда-нибудь захотят использовать компьютер дома. Это примеры наихудших прогнозов XX века. А какие прогнозы среди даваемых сегодня, по вашему мнению, не оправдаются в будущем?

Ольга Гуцал: На протяжении своей жизни я не раз по разным поводам слышала одно и то же: ничего нее изменится, все будет как всегда. Мол, сегодня, как и сто лет назад, люди занимаются теми же вещами и никаких перемен нет. И это, по моему мнению, худший прогноз из всех возможных. Все обязательно изменится. Уже меняется! Оглянитесь: за последние годы окружающая действительность разительно преобразилась, старого мира больше нет. Не замечать это может только слепец. Абсолютно все сферы нашей жизни прямо сейчас претерпевают качественные изменения, а в будущем их темп станет еще быстрее.

Валерия Павлюковская: Сейчас много говорят, что вскоре роботы чуть ли не во всем заменят человека. Однако не стоит забывать, что многое из того, что присуще человеку, не поддается алгоритмизации. Это, например, креативность, спонтанность, способность нестандартно мыслить, умение вдохновлять и воодушевлять. Отсюда следует вывод, что лидерскую функцию по-прежнему будет нести человек, а робот, скорее, станет помощником. Возможно, даже на очень высоких иерархических уровнях, но всего лишь помощником. Поэтому, по моему мнению, прогноз «робот заменит человека» не оправдается.

многое из того, что присуще человеку, не поддается алгоритмизации

Илья Лаурс: Присоединяюсь к Валерии. Я не разделяю технократический пессимизм о полной замене человека роботами. Однако нужно понимать, что в краткосрочной перспективе дальнейшая роботизация будет частично иметь негативные последствия, поскольку она ведет к сокращению рабочих мест в самых разных сферах деятельности — от сельского хозяйства до образования, не говоря уже о производстве. Тем не менее я верю, что человечество не зайдет в тупик и сможет благодаря новым технологиям выйти на новый уровень развития.

Украина переживает переломный момент, который очень важен для нас в глобальном масштабе.

Ярослав Ажнюк: Я скажу о том, что важно лично для меня. Знаете, сейчас считают, что Украина — это hell state, плохое место для жизни. Многие прогнозируют, что такой она останется и в обозримом будущем. Я категорически с этим не согласен! Украина переживает переломный момент, который очень важен для нас в глобальном масштабе. Кто бы что ни говорил, сегодня наша страна — одно из самых интересных мест в мире для построения бизнеса. Для этого есть все необходимое: мощная инженерная школа, невысокая стоимость образования и квалифицированной рабочей силы, талантливые люди. Например, за деньги, на которые в США можно построить один завод, в Украине можно возвести пять! Представителями активной прослойки населения движет выраженная пассионарность: люди горят внутренней жаждой деятельности, направленной на осуществление больших и малых целей. По большому счету, совершить рывок нам мешают лишь последствия долгого отсутствия государственности. С 1991 года Украина пережила три революции, которые в итоге, я уверен, приведут к построению сильного независимого государства с мощной экономикой. Думаю, в следующие пару десятков лет мы станем примером для других стран.

Андрей Булах: Мне бы не хотелось, чтобы оправдались два прогноза: глобальная экологическая катастрофа и полная роботизация. Путь, по которому сейчас идет человечество, заставляет всерьез задуматься, в каком мире будут жить наши дети, и будет ли существовать сам мир. При нынешнем темпе индустриализации и необдуманного потребления апокалиптический сценарий вполне реален. Также следует задаться вопросом, как люди будут использовать время, которое высвободится благодаря замене человека роботами на производстве и в других сферах. Этот ресурс мы не должны употребить во вред самим себе — для военных конфликтов и других негативных видов деятельности. А еще я уверен, что на эмоциональном уровне роботы не станут выше людей.

При нынешнем темпе индустриализации и необдуманного потребления апокалиптический сценарий вполне реален

Жанна Крючкова: Андрей, спасибо! А мы перейдем к следующей теме. Сейчас в Китае запущена программа социального рейтинга граждан, которая оценивает их благонадежность по множеству параметров. Как вы относитесь к такому ранжированию в масштабах страны и каковы могут быть социальные последствия?

Такая среда ведет к реактивности людей, которые, чтобы выжить, должны стать послушными болванчиками

Андрей Булах: Первая реакция: просто страшно! Это не точечный эксперимент в закрытой лаборатории, это разворачивается в масштабах целой страны. Огромное количество телекамер, Большой Брат следит за тобой… Хорошо себя ведешь — получи бонус, плохо — попадаешь в черный список. Все это напоминает роман-антиутопию «1984» Джорджа Оруэлла. Такая среда ведет к реактивности людей, которые, чтобы выжить, должны стать послушными болванчиками. А как же инноваторы с нестандартным мышлением, являющиеся той самой силой, которая движет прогресс? В такой среде вряд ли появятся новый Стив Джобс или Марк Цукерберг.

К тому же социальная оценка людей — это очень сложный процесс. Кто и на основании каких критериев осуществляет ранжирование? Внешнее оценивание очень часто ранит нас на эмоциональном уровне. У нас есть дети — представьте, каково это, когда твое поведение ежеминутно и ежесекундно анализируют и оценивают. 

Ольга Гуцал: А вот мне все это видится совершенно по-другому. Я за торжество социальной справедливости. Допустим, если ты исправно платишь налоги, у тебя есть право отдать своего ребенка в хорошую школу, а не платишь — не обессудь. Безвиз — только для социально ответственных граждан.

Есть вещи, которые не должны доставаться людям, неадекватно ведущим себя в социальной среде

Ну а контроль… Социально адекватному человеку нечего бояться контроля. И я считаю, что новаторство не противоречит порядочности. Если у меня хорошо работает мозг, это не означает, что он должен работать только в обход системы. Я могу генерировать гениальные идеи и при этом переходить улицы на зеленый свет и не выбрасывать мусор из окна. Я противник наказаний — они ни к чему не приводят. Я — за поощрения.

дисциплина в социальном поведении должна вознаграждаться

Илья Лаурс: Кто устанавливает систему ценностей, согласно которой осуществляется социальное ранжирование? Оценка поведения людей сложна и выходит за рамки формальных законов и кем-то придуманных правил. Может быть, в момент, когда ты перебегаешь дорогу на красный свет, ты бежишь спасать чью-то жизнь. В каждом конкретном случае совокупность факторов очень велика, поэтому я не думаю, что они поддаются четкому анализу.

абсолютно правильной системы ценностей попросту не существует

Более того — абсолютно правильной системы ценностей попросту не существует. Человечество сильно именно тем, что каждый его представитель при наличии свободной воли сам выбирает, как ему жить: что есть, с кем общаться, какие книги читать. Если же группа людей при власти навязывает остальному обществу усредненные нормы поведения, которые существенного ограничивают свободу индивида, социум однозначно в целом становится слабее. Конечно, без базовых социальных правил не обойтись, но необходимо соблюдать баланс. Перегибать палку нельзя — а именно это, по моему мнению, сейчас происходит в Китае.

Тотальный контроль и реализованное на государственном уровне социальное ранжирование с системой поощрений и порицаний в зависимости от поведения людей — это путь к уничтожению инакомыслия и инноваций, это путь к фашизму

Ярослав Ажнюк: Разворачивающийся в Поднебесной эксперимент особенно интересен в свете нынешнего мирового противостояния различных идеологий. Если раньше на разных полюсах находились США и СССР, то сейчас антагонистом Западу выступает как раз Китай с его тоталитарной системой государственного устройства. По сравнению с США и Европой здесь намного быстрее внедряются различные социальные нововведения (система социального рейтинга — тому пример), а экономика находится на высочайшем уровне. Китай тянет политическое одеяло на себя, и есть опасность, что его примеру с социальным рейтингом могут последовать некоторые развивающиеся страны.

Тотальный контроль и реализованное на государственном уровне социальное ранжирование с системой поощрений и порицаний в зависимости от поведения людей — это путь к уничтожению инакомыслия и инноваций, это путь к фашизму, наконец. Определенная группа людей не вправе устанавливать законы для всего общества — чем это может обернуться, мы знаем из истории. Чтобы в будущем весь мир не оказался под прицелами видеокамер, необходима альтернативная модель социально-политического устройства.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.