Татьяна Бурда, создатель Invogue Fashion Group

Leadership Journey (LJ): Как вы пришли к семейному бизнесу?

Татьяна Бурда (Т.Б.): К семейному бизнесу я пришла через несемейный, потому что когда мы с Владом создавали семью, каждый из нас был самостоятельным и успешным предпринимателем. Опираясь на опыт в предыдущих браках, мы договорились, что будем развиваться параллельно, а не объединять наши бизнесы. Первое время так и было. Конечно, по вечерам мы делились новостями и помогали друг другу советами. У Влада есть бизнес-юниты «Антошка» и Daniel. Они отличались по размеру и позиционированию. «Антошка» — это средний ценовой сегмент, а Daniel – премиум-сегмент. Daniel был гораздо меньше и младше своего старшего брата. И внимания ему уделяли меньше. Мне это казалось несправедливым, потому что к моменту знакомства я вырастила 13 магазинов и видела в Daniel перспективу роста. После Революции достоинства бизнес стал себя чувствовать не совсем здорово, особенно после того, как на Майдане сгорел один из магазинов Daniel. Тогда мы поняли, что надо или что-то менять, или закрывать это подразделение. Однажды Влад пришел домой и сказал: «Знаешь, совет директоров предложил передать этот бизнес тебе». Они верили в мою экспертизу, видели мои магазины в том же ценовом сегменте.

Я как человек, который построил компанию с нуля, понимала, что не смогу закрыть такой красивый и перспективный бизнес. Мы решили, что Daniel у нас будет общим проектом, и я присоединила его к своей компании. За три года мы сделали ремоделинги почти во всех магазинах и даже успели открыть четыре новых. С этого момента мы все больше интегрируемся с мужем: я помогаю в fashion-подразделении «Антошки», а Владислав стал председателем совета директоров в моей компании. Но все равно каждый руководит своим бизнесом, ответственность мы не разделяем.

LJ: Ваши дети принимают участие в семейном бизнесе?

Т.Б.: С детьми у нас получилась очень гармоничная интеграция. У нас четыре сына и все от разных браков. И нам хотелось объединить их и привлечь в семейный бизнес. Влад почти 10 лет руководит Family Business Network (FBN) — ассоциацией в Украине, которая объединяет около 50 семей по всей стране. Влад готовил наших сыновей к работе в семейном бизнесе. У нас есть правило — первые пять лет после окончания университета дети получают опыт вне семейной компании, и только потом могут прийти работать в семейный бизнес.

Два раза в год у нас проходят семейные советы, в которых принимают участие все совершеннолетние дети

Но до этого совет директоров должен утвердить их кандидатуры. Старший сын Саша пять лет работал адвокатом и аудитором в KPMG. Другой старший сын, Дмитрий, приобретал опыт работы в европейской компании Runtastic и успешный опыт собственного бизнеса в Real Estate. Этой весной они, с разницей в несколько дней, стали активными топами: Саша — аудитором, а впоследствии CFO RedHead, а Дима — руководителем департамента недвижимости. Вскоре в компанию пришла работать жена Саши — Маша, которая до этого была юристом в «Оболони». А Димина жена Яна пришла ко мне в компанию и работает ивент-менеджером. Они с Димой ждут нашего первого внука, через три месяца мы станем бабушкой и дедушкой. То есть именно с приходом детей мы по-настоящему ощутили, что наш бизнес — семейный. Двое младших детей пока еще учатся, но на каникулах работают в «Антошке».

У нас в семье очень много приятных традиций: например, каждое воскресенье мы обедаем вместе. Теперь эти обеды превратились в собрания единомышленников, стало очень много разговоров о бизнесе, чему мы очень рады. Нам друг с другом интересно. Два раза в год у нас проходят семейные советы, в которых принимают участие все совершеннолетние дети. Одна из наших традиций — мы дважды в год, летом и зимой, отдыхаем всей семьей. Это очень хлопотное, но радостное время для всех нас. Семья уже большая — девять человек. Мы очень ждем этот отпуск, никто не пропускает.

LJ: До 27 лет вы занимались преподаванием. Почему пошли в бизнес?

Т.Б.: По образованию я педагог по классу скрипки и преподавала в музыкальной школе. Мне всегда было тесно в школьных стенах. Во-первых, в 1990-е годы все перестраивалось, культура никому не была нужна, при этом сохранялась советская система образования. Во-вторых, во мне всегда жил предпринимательский дух. Я поняла, что мне не интересна моя работа, мне было не по себе от мысли, что придется заниматься этим всю жизнь. Я задавала себе вопрос: «Неужели я каждый год буду начинать с 1 сентября?». И однажды я поняла, что закончу год и в сентябре в школу не вернусь. Это было честно по отношению к себе и ученикам. Я написала заявление по собственному желанию, не представляя, куда я пойду. Моя мама подумала, что я сошла с ума! Я занималась музыкой всю жизнь — с пяти лет, я больше ничего не умела. Вскоре я случайно проходила мимо одного из первых магазинов одежды в Одессе — ESCADA и увидела, что требуется продавец-консультант. На меня все знакомые посмотрели, как на сумасшедшую: как же так, ты же скрипачка, а идешь работать в магазин! Но мне было очень интересно. Вдруг оказалось, что я еще и неплохо продаю. Я начала быстро расти: сначала стала лучшим продавцом в магазине, потом замдиректора.

Я начала быстро расти: сначала стала лучшим продавцом в магазине, потом замдиректора.

Затем два собственника разделились, я оказалась в одной из частей этого бизнеса. В нашей команде было всего несколько человек. Мы быстро учились: до этого я не знала, что происходит в офисе, как заказывать и растаможивать грузы, что такое инвойсы и т. д. Каждое утро возникала новая проблема, все происходило в авральном режиме! Я освоила множество профессий: и байера, и таможенного брокера, и мерчандайзера… Первый год я мало отдыхала: постоянно искала информацию во всех источниках, мучила всех коллег и партнеров, спрашивая, что и как они делают. Через год меня назначили директором компании. Я проработала в ней четыре года и мы открыли еще четыре магазина.

А потом, в 2000 году, я решила попробовать собственные силы. Я ушла и вместе с партнером открыла наш первый мультибрендовый магазин Invogue в Одессе. Затем мы не побоялись инвестировать в бренд Max Mara. Это было рискованно, потому что мультибрендовый магазин всегда дает возможность люфта: если коллекция не успешна, ты меняешь ее на другую, а тут ты очень зависим от марки и видения дизайнеров. Базового экономического образования я так и не получила. Мое бизнес-образование — это курсы, саммиты, форумы и необходимые образовательные модули.

LJ: Не было желания получить МВА?

Т.Б.: Я сейчас подумываю об МВА в Барселоне. Это очень насыщенный полуторагодичный курс, нужно полностью погрузиться в обучение. Если я смогу выкроить время, я это сделаю. Но это будет уже не для бизнеса, а для меня, потому что для моей компании это уже не так важно. Я 18 лет управляла компанией, а год назад передала бразды правления внешнему CEO. Вся операционная деятельность осуществляется СЕО, и я очень довольна ее работой.

LJ: В одном из интервью вы говорили о необходимости инвестировать в образование…

Т.Б.: Да, мы в него постоянно инвестируем. Сегодня меня интересует арт и музыка. На базе нашей компании мы создали социальный проект — Арт-галерею, которая стала яркой точкой на культурной карте города. За три года галерея провела 79 событий, включая около 25 выставок и восемь спецпроектов. Нас посетило примерно 25 000 человек. Мы являемся официальной платформой Международного Одесского кинофестиваля, Международного фестиваля классической музыки Odessa Classics, Международного книжного фестиваля «Зеленая волна» и т. д. Мы, как компания, инвестируем в эти проекты время и средства. И я постоянно учусь — у наших арт-кураторов, искусствоведов. Времена, когда все заканчивали университет, прятали диплом на полку и больше не учились, давно прошли. Я не верю в академическое образование, где ты сдал экзамен — и уже специалист.

Я не верю в академическое образование, где ты сдал экзамен — и уже специалист.

LJ: Когда вы нанимаете людей, для вас образование играет второстепенную роль?

Т.Б.: Я обращаю внимание на образование, принимая на работу топ-менеджеров. Да, важно, чтобы СЕО, операционные и финансовые директора имели хорошее образование. В дальнейшем мы помогаем им продолжать учиться. Но у нас все-таки сервисная сфера, поэтому наши сотрудники должны быть прежде всего «сервисными» людьми. Этого не даст никакое образование. С этим человек рождается или нет — воспитать это невозможно. Когда я нанимала сотрудников, я смотрела в первую очередь на их готовность подумать сначала о нуждах других, а потом о себе. Потому что научить того, кто хочет учиться, несложно, но найти подходящих людей по ценностям — вот это задача. Мы их по крупицам собираем.

LJ: Как вы определяете, подходит человек или нет?

Т.Б.: Сейчас я очень редко кого-то принимаю на работу. У меня есть договоренность с СЕО, что я участвую в обсуждении кандидатур только ее первых заместителей. Все остальные решения принимает она, операционные директора, сервисный отдел и HR-отдел. Когда я нанимала людей сама, я пыталась понять, насколько они «сервисные». Тут есть маленькие хитрости: например, ты сидишь с человеком в кафе, и у тебя случайно упала салфетка. Если человек даже не попытался ее поднять, это значит, что точно так же он будет вести себя с клиентами. Важна именно эта первая реакция. Если вы вспомните любимых официантов и продавцов, вы поймете, что это люди, которые в первую очередь интересуются вами. Важно не прислуживаться, а служить людям. Кроме того, при найме я старалась услышать человека и понять, что им движет: карьерный рост, деньги, обучение, статус?.. Очень важно найти того, для кого это удовольствие. К нам приходят девочки и говорят: «Мне не так важна зарплата, мне должно быть интересно». Конечно, они не будут работать за три копейки, но они настолько хотят быть в fashion, что им непринципиальна стартовая зарплата. Вот таких людей мы ищем, потому что они будут расти. У них не будет ощущения, что они на работе. Я считаю, что я очень счастливый человек, потому что нашла свое призвание и у меня абсолютно нет ощущения, что я утром еду на работу. Это просто продолжение моей жизни, хотя достаточно долгий период я работала по 14 часов. Если мне не надо будет ехать в офис, я просто не понимаю, чем мне заниматься.

Я очень счастливый человек, потому что нашла свое призвание

LJ: Чем вы занимаетесь последний год?

Т.Б.: По-прежнему бизнесом. Мы открывали новые проекты, делали ремоделинги, занимались FBN. В этом году я решила, что пришло время для себя. Увлеклась йогой, теннисом, начала танцевать, много читаю и смотрю фильмы, которые долгое время были записаны в waiting list. Я с трудом справляюсь с бизнес-литературой, а вот художественные книги читаю одну-две в неделю. Может, потому что сегодня я учу себя не заниматься операционной работой, а думать только о стратегии в бизнесе.

LJ: Почему вы решили отойти от операционных вещей? Это вопрос загруженности, смысла жизни, семьи или чего-то еще?

Т.Б.: Это неизбежно, если ты принимаешь на работу генерального директора: тебе нужно отдать ему зону ответственности. Мы очень выросли — сегодня мы работаем в трех городах Украины. И я понимаю, что для того, чтобы продолжать быть СЕО, я должна отодвинуть на задний план очень многие важные для меня вещи. Мы с мужем посвящаем много времени FBN: ездим по миру, участвуем в международных саммитах — перенимаем опыт других семей и компаний, делаем четыре ивента FBN в год в Украине. Операционная работа меня уже не так вдохновляет, как раньше. У меня сегодня другие приоритеты.

LJ: Об этом, наверное, часто спрашивают: как вам удается совмещать семью и бизнес?

Т.Б.: С Владом — это очень легко, потому что мы оба бизнесмены и очень хорошо друг друга понимаем. Мы знаем, что такое бизнес, и что иногда после работы нужно просто помолчать, дать друг другу время. Он не спрашивает, почему я задерживаюсь на работе или почему мне нужно в 8 утра быть в офисе. Такого не было в предыдущих браках, и я, честно говоря, много лет сражалась за свое право заниматься любимым делом. Мужчины тяжело принимают лидерство женщины, поэтому, наверное, я научилась совмещать роль женщины и бизнесвумен, переключаться с одного режима на другой. Ведь в офисе ты лидер и должна вдохновлять и направлять людей, а дома — ты жена и мама. А это уже другая роль — здесь нужны терпение и любовь. Я не знаю, насколько хорошо я умею это чередовать, но люди, которые меня знают, говорят, что в совершенстве.

Мужчины тяжело принимают лидерство женщины, поэтому, наверное, я научилась совмещать роль женщины и бизнесвумен

LJ: Ваш муж вас поддерживает? У вас равные отношения как в бизнесе, так и в семье?

Т.Б.: Да, он меня поддерживает, говорит, что я должна расти. Во многих вопросах он мой главный советчик. В прежних браках я тратила очень много энергии на то, чтобы объяснять, что я должна развиваться как личность, что мне нужно много работать, учиться, ездить в командировки, а не сидеть дома и ждать мужа с работы. Может, поэтому мои предыдущие браки и не сохранились, потому что я понимала, что там я не раскрываюсь и не могу себя полностью реализовать. С Владом я очень гармонично развиваюсь и двигаюсь вперед.

LJ: Сейчас в бизнес-среде многие стали задаваться именно стратегическими и общественными вопросами, а не зарабатыванием денег. Это уровень развития общества или взросление бизнеса в Украине?

Т.Б.:  Во-первых, бизнес подрос. Мы уже видим второе поколение бизнеса в Украине. Мы даже знаем семью, где в бизнесе работает уже третье поколение — внуки. То есть сейчас подключились дети и внуки тех, кто в 1990-е создавал компании. Сегодня эти люди готовы быть учителями, участвовать в совете директоров, передавать свой опыт и знания. Во-вторых, когда по пирамиде Маслоу закрываются базовые потребности и у тебя больше не стоит вопрос выживания, ты начинаешь думать о том, как улучшить мир вокруг себя. Ведь ты можешь жить в достатке и гармонии, но ты не живешь только в своей семье, тебе и твоим детям все равно нужно общаться с миром. Мне кажется, что сознание у людей растет, особенно это стало заметно после Майдана. Я до сих пор с восхищением смотрю на девочек, которые во время революции начали помогать детям, военным и старикам и продолжают инвестировать в это свои время и деньги, хотя прошло уже 5 лет. Они полностью отдают себя обществу, и меня это восхищает. У меня тоже есть осознание, что пришло время давать — и я даю. Я начала выступать, обучаю, у меня есть несколько людей, которые обратились ко мне как к ментору.

LJ: У вас был ментор?

Т.Б.: На каждом жизненном отрезке были хорошие учителя. Кстати, именно благодаря моему поиску нового учителя мы познакомились с Владом. Я пришла в FBN с запросом о старшем сыне, потому что он после окончания университета работал юристом, и я хотела его интегрировать в компанию, но не знала, как это сделать. Абсолютно случайно я узнала о FBN и пришла как участник. Там я услышала будущего мужа. Он всегда блестяще выступает, и я влюбилась в него сразу.

Мы решили, что Daniel у нас будет общим проектом, и я присоединила его к своей компании.

LJ: Кто-то из известных людей, авторов книг на вас повлиял?

Т.Б.: На сегодняшний день моя страсть — все, что связано с сервисом. Сегодня мы не fashion-компания, а сервисная компания, которая продает fashion. Мне интересны книги и опыт Д. Шоула и Л.Л. Берри. Они работают с компаниями и описывают кейсы, заставляют нас задумываться и примерять эти кейсы на себя, пробовать. Вот такими маленькими шажочками у нас в компании меняется сервис, потому что до недавнего времени сервис-среда в Украине была не особо развита. Мне очень нравится выражение: «Сервис начинается тогда, когда заканчиваются очереди». Раньше ты покупал просто продукт и был счастлив, потому, что мог найти его в условиях дефицита. Сейчас клиента практически невозможно удивить продуктом. Те же самые джинсы он может купить на сотне площадок! Но важно, что когда они ему понадобятся, он вспомнит именно о вас, потому что его хорошо обслужили и вы всегда о нем помните. Он всегда может прийти к вам выпить кофе и пообщаться, даже если ничего не покупает.

Сегодня каждый член нашей команды — это наша гордость

Мы одни из первых начали работать над улучшением сервиса, и вот уже три года отрабатываем сервисную программу с Анастасией Владычинской. Сначала мы изменили внутренний сервис, а только потом — внешний. У нас каждый сотрудник —внутренний клиент для другого. К примеру, сегодня кто-то из коллег помог тебе разобраться в какой-то программе, а утром у него на компьютере лежит карточка «Thank you». Мы год перестраивали внутренний сервис и потеряли порядка 30% сотрудников, потому что не каждый готов думать сначала о других, а потом о себе. Сегодня каждый член нашей команды — это наша гордость.

LJ: Вы производите очень гармоничное впечатление. Как вам удается оставаться в таком позитивном настроении?

Т.Б.: Я нашла себя и реализовалась как личность и как женщина. И несмотря на то что я провожу много времени с людьми, на самом деле я черпаю энергию в самой себе. Я интроверт. Поэтому сама себе инструмент восстановления. Когда я устаю, мне просто нужно побыть наедине с собой. Иногда это занимает два часа, иногда — целый день, а потом я снова готова общаться с миром.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.